Холодная весна

Пироплазмоз. Заболевание, которое знают все владельцы собак. Ну, большинство. Заболевание, косившее собак в непомерных количествах этой весной.
Каждый день, когда я работаю я вижу собак в разных стадиях заболевания: от бессильно лежащих истощенных скелетов, до задорно бегающих, блестящих глазами живчиков, по которым и не определишь, что болен, если бы не полный отказ от корма и воды.

Этот день выдался особенно «жарким». Конец весны, а на улице дождь. В 9 утра я толкнула знакомую дверь и попала в прохладный холл в клинике. И чуть не присела на месте от какафонии звуков, обрушившихся на меня в один момент. Гвалт в клинике стоял невообразимый и все это устроила дюжина собак разной породы и величины, от мала до велика. В полном недоумении я посмотрела на двух врачей, мечущихся туда-сюда, вздохнула, закрыла дверь и пошла переодеваться. А затем…
Как робот, раз за разом я повторяла одни и те же действия: меряю температуру, ставлю катетер в вену, беру кровь и несу на клинический анализ, затем кровь из уха и к микроскопу, смотрю в микроскоп, вижу паразитов, подключаю капельницу собаке, пишу назначения, делаю уколы, кладу пса на стол капаться, сажаю рядом хозяина и к следующей собаке.
К вечеру ноги слушались плохо, желудок выводил громкие рулады, а руки, исколотые в спешке иглами и острыми краями ампул жутко болели.

Домой я ехала на автобусе. Загрузилась в 9 часов вечера, заснула и проснулась уже в Москве. Затем метро, где я опять отрубилась от усталости и наконец снова пригородный автобус. От автобуса 10 минут пешком по темной улице и я дома. А дома горячий ужин, любящий муж и стадо моих маленьких пушистиков — хомячков.

 

И вот, уже сидя на диване, попивая горячий чай и кутаясь в пушистый плед вспоминаю недавний случай:
В тот день я, как всегда, приехала навестить родителей. Пока их не было дома, разговорилась с братом, который между делом упомянул, что наша собака второй день не ест и не пьет, да еще и «какает жидко, и с кровью». Мне стало плохо — сколько лет Джера не подвергалась болячкам и на старости лет подхватила самое страшное, что могла (при ее образе жизни страшнее только смерть от ожирения) — пироплазмоз.
Сейчас я вспоминаю и мне смешно, как я переполошилась. Сразу повезла в ближайшую клинику сдавать анализы, пол-часа сидела, проклиная нерасторопного лаборанта и ждала, и как потом, глядя на результаты анализов глупо улыбалась — отрицательно. Только зря маму переволновала. Но я в полной мере почувствовала то, что чувствуют хозяева заболевших собак, приходя к нам в клинику.
Зато Джера показала себя в лучшем свете: она так испугалась иглы, когда у нее брали анализы, что, оказавшись дома, первым делом вычистила все миски.
Такое вот лечение шоком.

Метки: , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)