Такса Капа и крысиный яд

Вечер. Приносят мне на прием таксу, со словами «уже часов 8 как из попы кровь льется и рвота черной жижей». Я начинаю расспрашивать пожилую хозяйку, пытаясь определится, не могла ли собака скушать что-нибудь на улице. Сейчас ведь «доброжелателей» много. Та клянется, что за обеими своими таксами следит внимательно, далеко не отпускает, и вообще они на поводках в основном.
А у таксы Капы четкие симптомы отравления родентицидами (крысиным ядом), ядом-антикоагулянтом.
Цепляюсь за другие предположения, делаем УЗИ — все нормально, новообразований нет, прободений / разрывов не видно, зато полный кишечник крови. Делаем рентген — инородных предметов нет. Провожу ректальное исследование — чисто, лишь кровь в кишечнике, которая после исследования полилась на стол алым водопадом. А симптомы все прибывают — начинает идти кровь из носа. Слабо пока, но уже отчетливо.
Пока ставили внутривенный катетер, вводили необходимые препараты, готовили собаку к замещающей терапии, я все думала. Думала, как назвать ложь владельца на приеме: нежелание помочь, нежелание сотрудничать, пофигизм, нежелание признаваться, чтобы не отчитали? Ведь пока я шла по коридору в сторону рентген-кабинета, где меня ждали внучка хозяйки и Капа, я четко слышала разговор по телефону. «Да кровь из нее хлещет… не знаю… спрашивали не подбирала ли что-нибудь… да откуда я знаю? Они ж без поводка у меня, то в кустах пороются, то еще где…» — говорил человек, который буквально за 5 минут до этого категорически отверг предположение, что собака подобрала отраву на улице.

При отравлении родентицидами симптомы развиваются через 2-5 дней, иногда быстрее, так что зачастую владельцы даже не придают значения подобранному, не могут вспомнить, не ассоциируют подобранное несколько дней назад с симптомами, которые появились сейчас… Но обычно честно напрягают мозги. В клинику идут, конечно, не сразу, а только когда кровь перестает сворачиваться и начинает ускоренными темпами покидать организм собаки или кошки. Через все доступные отверстия. Мало кто видит, что любимец что-то скушал на улице, а иногда видят, но ни промыванием желудка, ни походом в клинику не озадачиваются. Сколько раз уже было «да, подобрал, да несколько часов назад, а вот теперь судороги и пена изо рта… как умирает? как так шансов почти нет? всего же несколько часов назад подобрал! ну и что, что в агонии бьется, я уверен(а), что можно еще промыть желудок» — так обычно говорят владельцы собак, которые полакомились приманкой с изониазидом. Позже я расскажу подробнее про отравления изониазидом и родентицидами (антикоагулянтами), но одно могу сказать точно: максимум, что вы можете сделать сами — это сразу промыть желудок. Остальное делается в ветеринарной клинике. Не дожидаясь, пока судороги перейдут в агонию.

На капельнице собака провела три часа. Прямого антидота для яда-антикоагулянта нет, но поддерживающая и заместительная терапия (в том числе переливание крови в критических ситуациях) дают хороший процент выживаемости. А у меня в запасе есть большое количества так необходимого витамина К1, который просто незаменим в таких ситуациях. После всех манипуляций было предложено два варианта: оставить на стационар, что желательно, или забрать домой и наблюдать дома. Капу забрали домой. Чтобы через несколько часов привезти в клинику снова, так как кровотечение возобновилось, и уже оставить в стационаре. К тому моменту пришел анализ крови, который только подтвердил наше предположение. Такса отравилась крысиным ядом.
Ночью мы напряженно работали. Снова сделали УЗИ, которое показало, что кровь начинает скапливаться и в брюшной полости. Капу положили в теплое место, подключили систему и поставили очередную капельницу. Сидели с ней по очереди. Примерно в середине ночи я поняла, что еще немного и позвоню мужу, чтоб тот привез Криса. С моего пса можно скачать столько донорской крови, что хватит на двух такс, а то и на трех. Пробу можно сделать в клинике, кровь у него хорошая, уже проверенная, вес большой, сдаем без проблем, просто идеальный донор. Мечта.
А я сидела на полотенце на полу около Капы и разговаривала с ней. Приятно поговорить с таким внимательным слушателем, раз уж всю ночь не суждено спать. И я за разговором не засыпаю, и собака отвлекается, не стонет от боли. Прислушивается.
Но как только я подумала о том, что пора будить донора-мечту, Капа встала, походила, попила, и, о чудо, почти не теряя кровь. Температура нормализовалась к утру. Из носа кровотечение прекратилось быстро, на деснах тоже, а вот кишечник освобождался уже от полупереваренной крови (которая заблудилась в верхних отделах желудочно-кишечного тракта) еще половину следующего дня, но и ее было немного. Когда Капе полегчало, мы узнали, что она кусается. Характер собака показала как только к ней подошли сделать очередной укол. Мы вздохнули с облегчением — высказывает недовольство, значит чувствует себя намного лучше. Да и к утру такса уже не была похожа на тот ледяной полутруп, которым ее принесли к нам.
Я назначила Капе еще несколько дней заместительной терапии, запретила кормить ее в ближайшие 2-3 дня и в случае возобновления кровотечения строго-настрого наказала или вызывать меня с Крисом или ехать покупать донорскую кровь в лабораторию. Но все обошлось. Собака активная, отлично себя чувствует и кушает за троих. Я порадовалась, что все хорошо и распланировала их лечение на оставшийся срок (при отравлении антикоагулянтами лечение очень длительное, витамин К1, который является основой терапии и помогает печени вырабатывать вещества, отвечающие за свертываемость крови, принимается еще не меньше месяца). Осталось надеяться, что Капе будут давать таблетки и смотреть за ней на улице более внимательно.
Кстати, по поводу «моя собака никогда ничего не подбирает» — мы расспрашиваем очень подробно, но при наличии всех симптомов особо не верим и все-равно отравление подозреваем. Я не так давно видела видео, где лабрадору привязали на голову камеру и он, хулиган, за прогулку незаметно от хозяина спылесосил множество интересного и, вероятно, вкусного. К сожалению, очень и очень многих собак не приучили не подбирать на улице. Не хватило силы воли, знаний, желания. Мы Криса очень жестко отучали даже нюхать съестное на улице, но когда люди узнают методы, которыми это делалось, хватаются за сердце и стонут «как же это бесчеловечно». Вот и получается, что детей по рукам бить за то, что они какашки с земли подбирают и в рот тянут — можно и нужно, а пса по заднице лупить за подбирание тухлятины и отравы — бесчеловечно. Обычно я советую людям водить собаку по улице в наморднике, если та беспорядочно подбирает и ест все подряд. В таком наморднике, чтобы не подобрала. Но и этот призыв в большинстве случаев остается без внимания. Собаку в намордник наряжать обычно «жалко».
И мне жаль, очень жаль «собак-пылесосов». Только у меня за последние 4 месяца было 7 случаев отравлений изониазидом и антикоагулянтами. Из них выжило трое и это очень хороший показатель. Остальные обратились слишком поздно. И еще несколько случаев промывания желудка, извлечения из собак пирожков и сосисок, подобранных на глазах у хозяина «вот только-только, увидели и метнулись в клинику». Дешевле для кошелька и здоровья собаки разок промыть желудок, поносить намордник, получить ремнем за подбирание, чем потом лечиться. Не забывайте, что люди не белые и пушистые, какие-то психи разбрасывают приманки с ядом и скушать такую может любая собака. Берегите своих питомцев!

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)