Рыжая пятница

Люди подбирают на улицах котят, щенков. Лечат, пристраивают или оставляют себе. Что бы ни говорили, а сейчас очень много людей приносят животное домой с улицы. Чаще всего это кошки, реже — собаки, совсем редко, бывает, черепашку на улице найдут или попугайчик прилетит.
Мои знакомые подобрали лису.
Просто так получилось: выдался отпуск весной, погода теплая, взяли собаку, загрузили походное снаряжение в багажник, сели и поехали. День ехали, два ехали… И приспичило девушке Маше погулять по весеннему лесу, романтика, птички поют, молодая листва зеленеет, кто-то скулит неподалеку.
«Скулит и скулит, жалобно так, тихо, как будто на последнем издыхании. Ну я мужа позвала, Джека на поводок взяла и в ту сторону, мало ли, вдруг собачка умирает, хоть помочь чем. Подходим, а там в куче прошлогодней подгнившей листвы лисичка лежит, лапами передними скребет, задними совсем не двигает. Грязная такая, шерсть сосульками, глаза закрыты. Я ее на руки и в машину, там медикаменты есть, хоть что-нибудь сделать… Бешенство? Знаешь, а я и не подумала в тот момент, жалко стало, мозги отключились» — так мне рассказывала потом Маша.
Погрузились в машину, доехали до ближайшей заправки, купили несколько больших бутылок воды. Остановились на солнечной полянке, уложили лису на клеенку, как могли отмыли, постригли шерсть на кровоточащей задней лапе, обработали перекисью водорода, перевязали плотно. Развернулись и поехали искать ближайшую ветеринарную клинику.
«Едем, во всех населенных пунктах в клиники заглядываем, просим посмотреть хотя бы, а они руками разводят и посылают — кто бешенства боится (вот тут-то я и струхнула), кто лисами не занимается, а большинство, ты представляешь, большинство врачей посоветовали положить ее в лесу и дать спокойно помереть! На втором десятке городков и клиник мы решили, что фиг с ними, доедем до Джекова доктора, а если б Вы не взялись — в зоопарк поехали бы, там бы врача искали… Пока ехали, рану промывали, повязки накладывали, пила лисичка сама, а кормила я ее детским питанием, мясным таким, насильно, а вот ночью впервые она сама полизала еду, но мало как-то… Мы ее все-равно не бросим, бешенства боимся, конечно, но не бросим, просто посидит пока в клетке, отдельно, а Джек в спальне поживет.» Машин муж молча готовил чай, всем своим видом показывая, что солидарен с супругой, а Джек, двухлетний бигль, из тех, что с шилом в попе, один из любимых моих пациентов, умоляюще заглядывал мне в глаза, как бы вопрошая «ну ты же не будешь мне делать уколы? нет? а конфетку дашь?»
Отпуск у них начался в среду, а закончился в пятницу. Именно в пятницу мне позвонила давняя клиентка, из разряда тех, что давно перешли в категорию хороших знакомых, и плача в трубку попросила приехать. На мой напряженный вопрос «Что с Джеком?» ответила, что Джек-то как раз жизнью доволен. И кратко описала ситуацию: подобрали лису, лапа порвана, рана глубокая, лежит, не встает, но ест потихоньку с руки, боится, не кусается, слюни не текут, воду пьет. Ну, думаю, почему бы и нет, лиса так лиса. Главное, чтоб не тяпнула и не бешеная была, но на этот случай у меня есть бинты для фиксации челюсти и плотные перчатки, где наша не пропадала.
Приехала, осмотрела пациентку. Кое-как отмытую, но все же больше напоминавшую грязную кляксу, чем красивого рыжего зверя. Рассудила, что лиса — та же собака, доверила фиксацию временным хозяевам, замотала морду и поставила внутривенный катетер, заодно крови на анализ нацедила. Бедняга не сопротивлялась, только дернулась разок, когда катетер в вену вошел. Взвесили — 5 кг, скелетик, обтянутый кожей. Уже не сомневаясь дала анестезию, выпроводила с кухни хозяев и Джека (особенно Джека, который рвался помочь), побрила всю заднюю лапу целиком — на внешней стороне бедра зияла огромная рваная рана. Подумала немного и пошуршала в шерсти на второй лапе, а потом и пробежалась пальцами по всему телу зверюшки — вдруг где-то еще незамеченные поражения. Не нашла. Хорошенько поковырялась во рту, оценила зубки, заглянула в уши, убедилась, что звереныш действительно девочка — когда еще выдастся шанс так внимательно осмотреть лисичку. Приступила к ране, ужасной рваной ране, захватывающей почти все бедро. Промыла от грязи, срезала все некротизированные ткани, проверила на предмет карманов и абсцессов, хорошенько ушила обновленную рану. Не знаю, как лисичка получила такое повреждение, на укус не похоже, скорее как будто в колючей проволоке запуталась, странно, что только с одной стороны.
Пока поставила капельницу, пока сделала инъекции и выписала назначения, Машин супруг с Джеком как раз сходили за защитным воротником в зоомагазин. Джек туда шел как модель для примерки, мол «нам на такую собаку, но на размер меньше». Нарядили лису в воротник, уложили в комнате, выгнали Джека. В субботу должна приехать заказанная клетка, до этого момента решили обойтись углом комнаты, огороженным большим листом ДСП, застеленным клеенками и частично старым одеялом.
Я слушала Машин рассказ, пила чай и ждала, пока лисичка окончательно проснется и я смогу поехать в лабораторию. Заполняла бланк, споткнулась на графе «кличка». Как записать, спрашиваю. Засмущались, стали переглядываться, а потом говорят: «Мы ее подлечить хотели… и обратно отпустить или в зоопарк сдать. Отпустить, наверное, лучше. Но не знаем. А может и себе оставим, в интернете так много пишут, что лисы хорошо живут среди людей, как собаки. Совсем-совсем как собаки. Запиши пока как Йоруичи». До сих пор помню, как я по буквам выписывала это довольно оригинальное имечко. Заполнила бланк, сходила посмотрела, как просыпается моя предположительно-рыжая (а на данный момент грязно-бурая) пациентка, постояла немного, подумала. Вы, говорю, подождите тогда, пока швы не заживут, потом их снять надо будет, а там она родит, если анестезия и антибиотики не повредят течению беременности, тогда и решать будете.
Шок. Занавес.
Второй раз я увидела звереныша через две недели, когда приехала снимать швы. Снова в пятницу. С уколами и обработками хозяева отлично справились сами, шерсть почистили, хотя горели желанием хорошенько искупать лису. От блох обработали, антигельминтик дали. Кормили кормом Джека, иногда угощая обоих говядиной и субпродуктами, та ела с удовольствием, ластилась к рукам, когда ее выпускали из клетки, чтоб обработать швы и сделать инъекции. К Джеку относилась настороженно, но без агрессии. Я сняла швы, осмотрела и посоветовала еще пару недель в клетке подержать — на всякий случай. Разрешила скупать через пару дней. За все это время Йоруичи здорово округлилась, уже невооруженным глазом было видно, но девочка беременна. Судя по всему, беременность первая, очень уж молодой оказалась лисичка. Что интересно — в моменты сильного возбуждения она издавала визгливый отрывистый лай, как маленькая, в меру истеричная собачка.
Еще через три недели, вечером в пятницу, Маша позвонила с криками, что Ичи рожает. Я схватила сумку и помчалась к ним, поддавшись банальному порыву любопытства. Приехала вовремя, лисичка лежала на боку, тяжело дышала, схватки стали частыми и через 20 минут на свет появился бурый комочек. Лисичка с чувством выполненного долга откинулась на пеленки, а мне пришлось распаковывать подарочек, массировать, освобождать ротик и носик от слизи и подкладывать к соскам. Новоиспеченная мамочка явно не горела желанием что-то делать с потомством. Первый щенок, коричнево-черного цвета малыш с белым кончиком хвоста, оказался единственным выжившим из небольшого помета. На фоне Ичи, чистой и расчесанной, рыжей с коричневатыми пятнами, темными лапами и белым мехом на груди и кончике хвоста, щенок казался грязным и нелепым. Но он стойко цеплялся за выбранный сосок, не отпуская маму, даже когда та встала попить. И добился своего: через пару часов лисичка первый раз робко лизнула своего детеныша. Я успокоилась и поехала домой, спать.
Следующие два месяца прошли тихо. Лисенок рос, мамочка поправлялась на глазах, шубка у малыша теряла серо-коричневый тон и становилась все ближе к коричневато-рыжему. Один раз пришлось приехать, когда все трое (Джек, Ичи и детеныш, который уже начал прикладываться ко взрослой пище) наелись несвежего рубца и несколько дней радовали хозяев диареей. Ничего серьезного не оказалось и я, оставив график дегельминтизации и вакцинации, попрощалась. Когда лисенку исполнилось два месяца, была первая вакцинация. Затем провели ревакцинацию и в возрасте 3,5 месяцев малыш обрел новых хозяев, которые все ждали момента, когда смогут его забрать. А Ичи осталась наводить порядки в новом доме. Я ее видела только следующей зимой, почти через год, когда у нее была течка и она устроила хозяевам веселую жизнь, ища пару. Похудела, осунулась, стала нервной и была благополучно стерилизована по окончании течки, потому что смотреть на одичалое исхудавшее существо с тусклой шерстью и обреченным взглядом люди не могли. Жалко было, долго решались. Даром что лиса, за исключением незначительных моментов — собака собакой. Гуляет на поводке, знает команды. Но гордая, независимая, как кошка. Любит забраться повыше. Ласковая. Любит игрушки, с удовольствием ест собачий корм. Джек в ней души не чает, никуда без подружки не ходит. Вот сейчас собираются в отпуск поехать, как потеплеет, всей компанией, на пару недель. Обещали далеко в лес больше не ходить…

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)