Про брахицефалов

У всех врачей есть свои профессиональные слабости. Один мой знакомый врач не любит лечить черных кошек, у другого начинается нервная икота, если пациента зовут «Маруся», а еще один терпеть не может принимать ротвейлеров — он их боится, ему пару лет назад ротвейлер руку в куски порвал.
Меня начинает нервно трясти, когда я вижу брахицефала. И еще хуже — брахицефала с одышкой. Не так давно я уже рассказывала об этом в кратком отступлении в одной из записей, но, видимо, брахицефальный синдром любит меня так же, как я люблю мороженое. То есть, даже если у него будет болеть горло, он будет потреблять меня столовыми ложками, пока не кончусь.
Проблема, объединяющая всех «короткомордых» собак — их строение черепа. Узкие ноздри, непропорционально длинное мягкое нёбо, мешающее нормальному дыханию, дефекты развития трахеи, сложенные в «гармошку» слезные каналы… Когда им больно, жарко, когда собаки подвергаются стрессу, при физической нагрузке — всегда, когда дыхание становится более интенсивным, начинаются проблемы. Сначала дыхательная недостаточность, а в самых критических ситуациях она переходит в острую дыхательную недостаточность, нарушения кровообращения и в итоге может развиться и сердечная недостаточность. Все происходит очень быстро и часто бывает так, что бедный пес задыхается просто потому, что ему больно, а купировать боль не догадались или жарко и не хватает кислорода… и в итоге — погибает.

В начале зимы был у меня такой случай. У девочки Тоби, милого французского бульдога, сначала были кишечные колики и газы, скорее всего по причине горохового супа. Коллега, принимавшая их, назначила Эспумизан и отпустила. Через несколько дней собаке стало хуже — одышка прогрессировала, язык синел от недостатка кислорода, собака дышала шумно, часто и тяжело. Коллега назначила спазмолитики и… отпустила домой, велев дважды в день колоть их. И продолжать Эспумизан. Я увидела эту собаку, когда они появились еще через пару дней. И, пока я не ушла со смены, другая коллега попросила посмотреть на предмет, как она выразилась «этой странной одышки, по твоей части».
Домой я ушла уже не скоро. Сделали собаке рентген, ЭхоКГ, обнаружили не только начинающуюся сердечную недостаточность, но и гидроперикард — накопление жидкости в околосердечной сумке. Все — на фоне выраженной дыхательной недостаточности. Покушала супчику, называется.
Жидкости в перикарде было немного, откачивать не рискнули, опасаясь травмировать сердце, сделала назначения, расписав лечение строго по часам. На стационар оставлять не стали, как только хозяйка выходила за дверь, собака сразу заваливалась на бок и начинала судорожно, в истерике, бить лапами. Пришлось им ходить на уколы каждые 6 часов, потом каждые 8 часов… На повторный прием ко мне они попали уже без одышки, счастливые и розовые. Через неделю мы понемногу начали отменять лекарства. Через три Тоби уже и не помнила, что она когда-то задыхалась, пытаясь глотнуть хоть немного недостающего кислорода.
Отсюда вывод — всегда, всегда в первую очередь убирать брахицефалу боль, а затем уж и диагностику проводить и лечить сколько влезет. Это сейчас все смеются, приговаривая «лечить одышку эспумизаном», а тогда никому не было весело.
А еще, например, ко мне ходил еще один «французик», среднего возраста, очень худенький мальчик. Им пару лет уже печень лечили, от непонятного диагноза «что-то с печенью» и отправили к кардиологу по поводу недавно начавшейся одышки. Только не учли коллеги, что люди попадут к противному, придирчивому и критичному врачу. Ко мне.
При словах «началось все с того, что он с трудом поднимается по лестнице и перестал запрыгивать на диван…» я сделала в карте пометку — срочно к ортопеду. Обследование честно провела, ничего особого не нашла, назначила обезболивающие, взяла кровь (и пришел прекрасный результат у «бедного печёночника») и прямым ходом отправила к травматологу. И, о чудо, собака, страдавшая дископатией и сильнейшими болями на этом фоне, сейчас, спустя два месяца бегает, как щенок, наконец набрал вес, а то смотреть страшно было, и горя не знает.

К нам давным-давно ходит мопсик, девочка Нора. Раньше их было две, черная и бежевая, но в прошлом году бежевая погибла по нелепой случайности: съела слишком длинный кусок мяса, на фоне кашля (опять виновата морда кошмарного строения!) он попал в дыхательные пути и она задохнулась, люди не успели принести в клинику. Нора, потеряв подругу, стала стремительно набирать вес, собирать коллекцию заболеваний — пищевая аллергия, рецидивирующие отит и конъюнктивит, артрирты под тяжестью жиров. И на фоне этого всего — веса, боли — одышка, прогрессирующая дыхательная и сердечная недостаточность. Купируем одно — выскакивает другое. Бедная хозяйка, мало нелепой смерти старшей собаки, еще и у младшей не одно — так другое.

Ущемленная грыжа у щенка французского бульдога тоже стала моим личным кошмаром. Он орет, ему больно, задыхается, синеет — а надо давать анестезию и вправлять все это дело. Все свои анестезиологические схемы я разработала именно на таких несчастных, когда и давать наркоз боязно — и не давать нельзя. Приходится выкручиваться.
В общем и целом — ненавижу принимать брахицефалов. Это кошмар. Но у нас в работе нет поблажек, и нельзя выбрать что нравится, а что не нравится — «подарить» коллеге. Так и живем.

Одно я могу сказать точно — брахицефальные породы собак надо:
— кормить правильно и не перекармливать;
— не давать рожать, если Вы не заводчик и любите свою собаку;
— стерилизовать как можно раньше;
— всегда следить за чистотой ушей и глаз;
— следить внимательно и при первых признаках одышки, да любого заболевания, даже при банальной диарее (которая дает ощутимо болезненные колики!) мчаться в клинику.

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)