О «каменном кладе» в мочевом пузыре

Бывают такие моменты, когда хочется топать ногами, орать и ругать хозяев своих пациентов последними словами. А бывают такие, когда слов уже не найти.
Когда возникает острая необходимость — мы отправляем людей к узким специалистам. Так я, порой проведя кардиологическое обследование, понимаю, что сама тут бессильна и отправляю людей к своему наставнику, лучшему кардиологу Москвы. Долго объясняю, настаиваю, чтоб ехали и… едет только каждый третий. Вот, например, за последние несколько месяцев я отправила к нему троих пациентов: чихуахуа, диагноз которой поставила, но провести агрессивное лечение в стационаре не было возможности; таксу, тоже с поставленным диагнозом и необходимостью провести операцию; французского бульдога, тоже с диагнозом, которого уже лечим, но нужно обследование на более современной аппаратуре, чтобы мы могли разработать хотя бы профилактику постоянных приступов дыхательной недостаточности. Доехала до него только такса, ее прооперировали и она счастливо живет дальше. Чихуахуа не дожил: хозяева с сентября «ехали», так и не доехали, последние несколько дней держался песик на этом свете только благодаря постоянно проводимым реанимационным мероприятиям. А французик вообще с лета «едет», раз в месяц переживая очередной приступ, вот и на днях, когда я одним глазом спала, а вторым следила за дорогой, пытаясь доехать домой после очень жесткой ночи на работе, они позвонили, что собаке опять плохо.
Есть отдельные люди, которым прописываешь лечение, объясняешь, что и зачем нужно, рассказываешь, что лечение поможет в комплексе, а не если «это мы делать будем, а это нет»… и через пару недель узнаешь, что животному не сильно легче, потому что половина прописанных процедур не выполнялась. «А мы не смогли, а у нас не получилось, а это мы не нашли…» Закономерный вопрос — почему не позвонили? Почему делали только часть назначенного, наплевав на остальное?! Почему не позвонили, если не мне, то хотя бы в клинику, ведь выход найти можно всегда, если только есть желание! Но скажи, человек, ты только скажи, а я что-нибудь придумаю!
На последней смене, начиная с 11 часов ночи, мы даже не присели. То пес косточек наелся и теперь у него изо рта и из попы эти косточки с кровью выходят, то хозяева пришли домой, а у собаки половины кожи на голове нет, то кот свалился из окна (зимой!)… Но самая «жесть» была когда привели бультерьера, ожиревшую и неухоженную девочку, с жалобой, что у нее гной идет из мочевого пузыря и пару дней, как собака вялая, не ест. Они были уверены, что гной идет именно из мочевого пузыря, так как им год назад (по словам хозяина, а по ощущениям — намного раньше) поставили диагноз «камни в мочевом пузыре» и рекомендовали эти камни удалить. Вот они год их «ехали» удалять. Собака все это время писала кровью. Как стало совсем плохо — приехали. Срочно. Ночью. Через несколько дней.
На УЗИ — пиометра и огромные «булыжники» в мочевом пузыре и уретре, все настолько запущено, что уже начинается перитонит. Гной из матки чередуется с кровью из мочевого пузыря. Нужна операция. Я смотрю на бедную девочку, с крайней степенью ожирения, грязными ушами, когтями, половина из которых закручена спиралью, а половина — вросла в подушечки пальцев, и понимаю, что это будет очень нелегкое дело.
Операция в целом длилась 2 часа. Очень тяжело оперировать толстых животных, особенно когда нужно аккуратно и медленно вытащить неподатливую, гниющую, расходящуюся под пальцами матку. Когда на каждый, даже самый незначительный, сосуд нужно наложить лигатуру, а на большие сосуды и тело матки — по 2-3 лигатуры. Когда любой прокол иглой, любой разрез открывает кровотечение, которое очень сложно остановить. Потому что кровь у собаки, учитывая длительные хронические кровопотери (из-за камней) просто уже не сворачивалась. Но выхода не было, операция давала хоть какую-то надежду, без нее собака не прожила бы и пары дней. Особенно тяжко было раскрыть брюшную полость, моя бедная ассистентка к концу операции осталась просто без рук, ведь ей пришлось здорово попотеть, удерживая края разреза как можно дальше друг от друга. Когда матку все-таки удалили, с огромным трудом, я добралась до мочевого пузыря. И выпала в астрал. Потому что сил уже не осталось, а рука сжимала растянутый, травмированный, весь в рубцах мочевой пузырь, полный камней. И оставить их там я не могла. Только не в таком мочевом пузыре, только не в таком количестве. Пришлось удалять. Хорошо одно: эта операция, как и удаление инородных тел из желудочно-кишечного тракта, уже настолько для меня проста и банальна, уже настолько доведена до автоматизма, что делается быстро, четко и без особых усилий. Вот и сейчас, раскрыли мочевой пузырь и через минимальный разрез (помня, что кровь почти не сворачивается) выгребли все камни из полости. А потом еще и те, что прочно поселились в уретре. Ушили. Проверили всю брюшную полость, убедились, что кровотечения нет. Ушили. Положили собаку на капельницу, причем все вводимые препараты были направлены на купирование возможного кровотечения. И пока я разбиралась с псом, наевшимся косточек, Крис и моя ассистентка выхаживали бедную девочку.
Через два часа собака встала. Пошла к Крису, наблюдавшему за ней из угла (я запретила ему подходить ближе и беспокоить больную). И из швов полилась кровь. В огромном количестве. Я, поминая всех чертей, делаю УЗИ — в брюшной полости крови нет. Из швов льется. Температура нормальная, слизистые розовые, а из швов хлещет теплая темная кровь. Подумала, холодея, что я не перевязала какой-либо сосуд, у меня от такого предположения чуть ноги не отнялись, как же так, я ведь известная перестраховщица (надо мной все коллеги по этому поводу прикалываются). Снова наркоз, распарываю швы, ассистентка, почти плача, раскрывает брюшную полость (руки-то болят, и еще как). Ищу, ищу, по всем сосудам и культям прошлась — все лигировано хорошо, «протечек» нет. И тут понимаю, что течет из стенок органов. Из кишечника. Из брюшной стенки. Давно мне уже не попадалось таких животных. Эдакий ДВС-синдром, только кровь не сворачивается из-за давней хронической кровопотери. Довели животное. И меня заодно, я пока думала, что по моей вине умрет эта несчастная девочка, потеряла часть нервных клеток и получила пару седых волос. Покачала головой, поругалась, зашивая собаку обратно. Уложили ее, перелили немного донорской плазмы крови и поставили сильные растворы для замещения кровопотери. Через час проверила — не «протекает». Через два — тоже все спокойно, лишь немного крови по шву, где вкалывали иглу, и та еле-еле остановилась. Крис лежал с ней нос к носу, поскуливал, жалел. А я плотоядно смотрела на собственного пса, отлично понимая, что в случае чего он станет донором. Высчитала, что при его весе я могу без вреда для организма откачать почти пол-литра крови. А бульке и того меньше надо. Крис даже не заметит. Приготовила лабораторный столик — проверять кровь на совместимость. Так и сидели. Я косилась то на собак, то на пробирки, ассистентка сидела рядом с булькой, держа ее голову на коленях, Крис сидел там же, подбадривая их обеих. То одну в ухо лизнет, то вторую. За это время и когти постригли, и уши почистили, привели собаку в приличный вид. Просто так сидеть не могли, от напряжения сводило зубы.
Встретили зимний рассвет.
Утром выдала уже проснувшуюся собаку хозяину, приложила к ней пакетик «булыжников» из мочевого пузыря, строгие рекомендации наведаться в лабораторию, где могут перелить кровь и печальные прогнозы, если кровь они будут ехать переливать так же долго, как ехали удалять камни. Хозяин внял. Увез собаку. А я стояла на улице, смотрела вслед машине и просила небо, чтоб для девочки закончилось все хорошо.

А на второй странице процесс извлечения (с кровью).

Метки: , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)