Новогодняя история про одеяло

Обычно все новогодние истории у меня про кошек и про дождик, про собак и оливье, про кошек и ёлочные иголки, про собак и ёлочные игрушки… Но в этом году кошки мало отличились, зато собаки развернулись по полной. История случилась 1 января и я ещё тогда планировала ее рассказать, но немного опоздала и новогодняя история будет к концу января. Как раз вовремя, сегодня у нас выпал первый нормальный снег и накрыл все белым пушистым одеялом по колено, собаки и ребенок роют тоннели, а я с чашкой кофе на крыльце допишу, наконец, этот пост.

В Новый год работать пришлось много: и 31 декабря и 1 января я работала в день без ночной смены. Пациентов было немало, в основном, конечно, по моему профилю, но практически половина врачей ушла в отпуск на праздники и пришлось поработать так же и в терапии, и в хирургии.
Конечно, не могу не отметить прекрасный случай как пёс наелся угля из-под готовых шашлыков, уже остывшего, но такой рацион однозначно не подходит собакам и псу стало плохо, началась рвота и диарея. Какал он потом этим невероятно вкусным углем ещё дня три. А я делала ему УЗИ в первый день и надеялась на то, что непроходимости не будет и все выйдет самостоятельно. Но история не о нем, это скорее можно назвать забавной ситуацией, но вполне банальной.

Эта история о том как ближе к вечеру ко мне на УЗИ попала Рада, бернский зенненхунд годовалого возраста. История ее началась за неделю до этого, когда ей подарили в вольер большое мягкое синтепоновое одеяло. И собака, со скуки или по дури, его погрязла. И началась многократная рвота, сильные боли в животе, отказ от еды. Лечились они у себя в городе неделю, затем врачи отчаялись и переслали их в наш центр, для начала на УЗИ, а там уже по ситуации.
Такого красивого УЗИ я давно не видела. И объемное мягкое инородное тело, и две инвагинации, одна почти 40 см, одна маленькая — 10 см, и линейное инородное тело по типу нитки, собравшее участок между инвагинациями в «гармошку» (такое я обычно вижу у кошки, съевшей «дождик»), и участки некроза, и признаки перитонита (воспаления брюшной полости) на фоне всего этого… Чтоб понимать — инвагинация кишечника — это когда одна часть кишки входит в просвет другой, которая надевается на первую как носок. И эта вся красота однозначно под операцию. И свободных хирургов — нет, так что оперировать мне. Но я взяла собаку на операцию сразу, вне очереди и без колебаний, хоть и дело ближе к концу рабочего дня, уж задерживаться на работе не впервой, а нитка грозила в любой момент прорезать воспалённый кишечник. Повезло, что она это ещё не сделала.

Операция длилась три часа. Кишечник я перебирала по сантиметру, инородное тело, оказавшееся плотным шариком из синтепона, извлекла, аккуратно освободила нитку и через несколько разрезов вытащила по частям, расправила малую инвагинацию, частично до некроза расправила большую, но остаток с мертвыми тканями пришлось удалить, около 20 см тонкого кишечника. Тот распадался под пальцами по волокнам, стоило только прикоснуться, поэтому работа была поистине ювелирная. Проверяла все от желудка до прямой кишки, осторожно, медленно и очень внимательно, чтобы не пропустить ни одного изменённого участка. Промывала брюшную полость антисептиками. Ушивала все, аккуратно соединяя края кишечника. Перебирала пальцами ещё несколько раз, проверяя и перепроверяя не прорезала ли нитка все-таки кишечник в каком-нибудь незаметном месте.
Закончила поздно. А домой ушла ещё позже, когда дописала протокол операции, назначения и убедилась что собака проснулась. Ехала в начале первого ночи и думала — вот тебе и дневная смена, когда ты в 9 вечера в идеале стартуешь домой, ага. Ни за что не уговорят меня на график 2/2, я себя знаю, жить на работе буду. А ведь утром обещала ребенку молочка ко сну купить, собаку у мамы забрать, в 9:30 собиралась дома быть. Конечно, к часу ночи ребенок уже спал, а Лёва отчаялся меня увидеть.
Следующий рабочий день намечался на 4 января, я собиралась проверить на УЗИ кишечник и выписать Раду из стационара домой. Не в вольер, а домой, в теплый дом с частым порционным кормлением, домашним лечением и наблюдением. Честно говоря, милый и послушный зенненхунд в вольере меня морально напрягал, я эту породу вообще не представляю в виде сторожей, все ее представители, которые мне попадались, оказывались домашними собако-кошками и в вольер в моем представлении вообще не вписывались. А эта особа за день так покорила мое сердце, что отдавать ее совсем не хотелось, хотелось забрать и любить-лелеять-все разрешать. На УЗИ она чинно шла со мной по коридору, без поводка, слушалась, прижималась к ноге и преданно заглядывала в глаза. Послушно лежала всю процедуру и понимала все-все что ей говорят. Редкий момент полного единения и взаимопонимания с пациентом. Исследование показало что все хорошо, заживление идёт полным ходом, признаков перитонита нет, кишечник работает как часы. И вечером Рада уже весело встречала хозяев и уезжала с ними домой. Я влюбилась в эту собаку окончательно и бесповоротно.

Планировалось увидеться с любимой пациенткой через 10 дней на снятии швов, но увиделись мы раньше. Ничего не предвещало, но 8-го января, зайдя утром в клинику, я была встречена Радой. Быстро переоделась, позвала на прием и выяснилось: вчера поднялась температура, они съездили в клинику в другом городе, там сделали УЗИ и сказали — воспаление кишечника, все плохо. Мы, конечно, сразу помчались в УЗИ-кабинет, смотреть, что же там плохо. А там ничего. Это было довольно обидно, что же вчера коллеги насмотрели. Спросила какая была температура, оказалось — 39.5. Не очень высокая. Кишечник зажил, ела хорошо, собака веселая, активная, дефекация налажена, стул нормальный, наружный шов сухой и выглядит прекрасно. Анализ крови, сделанный тут же, показал что есть признаки остаточного воспалительного процесса, но все в пределах нормы, после того что ей пришлось перенести неделей ранее. Отправила домой наблюдать, для успокоения хозяев назначила слабенький противовоспалительный препарат в минимальной дозе и уже точно рассталась с Радой до снятия швов.
К сожалению, швы решили снять в клинике около дома, мне просто позвонили сказать что все в порядке, так что больше я Раду не видела. Но счастлива, что у нее все хорошо. Перенести такую тяжёлую операцию на кишечнике, перед этим доведя его до состояния старой половой тряпки, пройти тяжёлую реабилитацию и получить приз в виде домашнего содержания — вот такая новогодняя история получилась у одного милого бернского зенненхунда.

Фото специально зацензурены -)

Метки: , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)