Новая работа, первые дни

Когда много лет работаешь в одной клинике в малюсеньком коллективе, а потом вдруг переходишь в другую, в большой коллектив и на смене уже не только ты и один ассистент, а несколько врачей, интернов, ассистентов и пара администраторов — теряешься. Я потерялась. Виду не подала, но потерялась. Оборудование другое, распорядок и правила другие, карты теперь электронные, только основное остаётся прежним: моя задача — это вылечить животное. В первую смену в душе ощущала себя маленькой растерянной девочкой, зато на приеме была как рыба в воде. А вот записать этот прием в доселе невиданную электронную амбулаторную карту… Сделать рентген, который теперь компьютерный и показали мне несколько раз, а я не очень запомнила… Хоть с УЗИ аппаратом разобралась довольно быстро. Спасло то, что учусь быстро, а визуальная память — лучшая память в моем организме и в целом на компьютере что-то новое осваивается без проблем.
Первый день прошел спокойно. Один из огромных плюсов, почему я выбрала именно эту клинику — возможность делать дело. Как бы объяснить… Когда мои метания по клиникам подходили к концу и осталось на финишной прямой две клиники, куда я скаталась поработать на стажировку, в той где я не осталась в мои обязанности входил прием животного, осмотр, назначение процедур и лечения, заполнение амбулаторной карты. Все. Даже банально взять кровь «на месте», в том же кабинете самой нельзя, не говоря уж об УЗИ, рентгене, операциях (я не люблю хирургию, но некоторых пациентов предпочитаю оперировать сама) и т.д. И я сразу почувствовала как будто мне руки до локтя отрубили. Ты не проходишь с пациентом путь от начала до конца, ты его осмотрела и скидываешь дальше. Я так не могу. Тут же все по-другому. Есть узкие специалисты, можно отправить на уколы и взятие крови в процедурный кабинет, а на операцию к хирургу, но если хочешь и можешь — делай сама, никто не запрещает. На стажировке ко мне на УЗИ уже направляли, потому что не все делают УЗИ.
Так как выбрала я тяжёлую и незавидную роль дежурного врача, того кто остаётся на сутки в компании врача стационара, врача процедурного кабинета и одного администратора, то поздним вечером я осталась на приеме одна. Клиника опустела и наступила тишина. Даже как-то непривычно стало после громкого и суматошного дня. Я спокойно принимала поздних пациентов, отпускала и даже поставила греться ужин. И тут наступила ночь. Это должно звучать со зловещим оттенком. Потому что ночь ознаменовалась рыдающими людьми с комком грязи в коробке, который при рассмотрении оказался собакой.
Пока я быстро осматривала той-терьера, грязного, бледного, в коматозном состоянии, мне поведали что его на улице поперек тела схватил кане-корсо и протаскал так 15 минут, бегая и теребя. Пьяный хозяин большой собаки сначала не реагировал, а потом сбежал. Рыдающие хозяева маленькой собаки скрылись в магазине и не имея возможности отнять питомца просто дождались когда кане-корсо надоело и он выплюнул игрушку. Помчались в клинику в своем городе, оттуда их направили к нам.
На рентгене кроме обширных ушибов всех частей тела и повреждений сдавленной мускулатуры (повезло что пёсик был в теплом комбинезоне) все было в порядке, переломов нет, внутреннего кровотечения нет. Но боль, коматоз и четкое желание отправиться на тот свет он проявлял активно, временами выгибался, орал и вращал глазами с красными от лопнувших сосудов белками. Четыре часа мы его стабилизировали, забрав в стационар, затем осталось только внимательно наблюдать, чем и занялся врач стационара. А я вышла на прием, где снова люди с покусанной собакой, на этот раз йорком поиграл алабай. Йорку не так повезло, переломы ребер с двух сторон, с одной стороны ребра пробили лёгкое и воздух при дыхании выходил под кожу. Йорка я отправила сразу к хирургу, а сама вернулась в стационар, где помимо тоя с жуткими болями у меня лежало ещё пять требующих внимания животных. Проверила всех, убедилась что стабильны и ушла на пару часов спать. Но поспать не получилось, волновалась за пёсика, так что через некоторое время встала, отправила спать врача из стационара и до позднего утра находилась там, благо, приемов больше не было. А потом пересдала всех животных дежурному врачу и поехала домой. Вот дома и отоспалась, а вечером позвонила узнала что мой той стабилен, ему полегче, назначения выполняются и он будет в стационаре до моей следующей смены.

Вторая смена оказалась более разнообразной, но в целом похожа на первую: прием животных, обследования, назначения… Тяжёлые уже находились в стационаре, мне пересдала их предыдущая смена. Той чувствовал себя отлично, остались гематомы по телу и налитые кровью глаза, но я уже приготовила его к выписке, зная что у него все будет хорошо.
Вечер… Клиника пустеет. Ушли все дневные врачи, я осталась в той же компании, только уже с другими людьми. И на поздний прием повалил народ. Пока всех осмотрела и отпустила, поставила ужин греться… Я перестану пытаться ужинать на работе, вот честно! Привели собаку с острыми болями. Это хозяйка считала что с болями. А я помимо болей увидела у небольшой 15-тилетней собаки огромных размеров раздутый живот. На рентгене — оно, острое расширение желудка. Уже давнее, несколько часов прошло, желудок, чрезмерно наполненный газами и кормом сдавливал внутренние органы, у собаки шоковое состояние, адские боли, нарушение кровообращения и очень неблагоприятные прогнозы. Налицо гипотония желудочно-кишечного тракта, потеря эластичности мускулатуры, причем давняя, не за один день это произошло, хозяйка рассказала что подобные эпизоды были, но до острого расширения не доходило. Собака в крайне плохом состоянии, но мы ее забрали и началось… Поставить внутривенный катетер удалось с пятого раза, спасшиеся вены лопались под пальцами, дальше обезболивающее, анестезия и пошло самое интересное — медленное отведение газа через прокол брюшной стенки, интубация и введение зонда в желудок. Я мысленно заикнулась себе, что ранее не интубировала, но кому это интересно, больше сделать это никто не может. Хочешь или нет, можешь или нет, а надо. И моя любимая присказка «В теории знаю, значит и на практике получится!» всплыла в голове. Интубировала с первого раза без проблем, так же как и десятком минут ранее, когда понадобился рентген, я забыла что я с ним на «Вы» и вообще боюсь не туда нажать и напортачить. И затем час мы промывали желудок, извлекая оттуда разбухший корм, долго, муторно, фонтанами и реками со зловонным запахом и постоянным мониторингом состояния собаки. По окончании собака-шарик превратилась в собаку-скелет-обтянутый-кожей. Дышала стабильно, только температура не держалась, но она и поступила с температурой 33. Положили на грелку под капельницу, я оформила карту, написала назначения… И нет бы пойти спать, оставив ее в надёжных руках врача стационара. Нет, в 5 часов утра я все ещё работала и попутно бдила за собакой, смотрела как медленно растет температура, как ранее бледные слизистые розовеют, добавляла необходимые препараты и понимала что посплю уже дома. Рядом с собакой в боксе лежал кот, которого мне передала вчерашний дежурный врач, с отказывающими почками, за ним я присматривала весь день и сейчас тоже. А с другой стороны ждал утренней выписки тойчик, активно виляя хвостом каждый раз когда я бросала на него взгляд. С противоположной стороны расположились стабильные послеоперационные животные и большой спокойный донор-охранник алабай (он местный, живёт в клинике. Да, во многих клиниках живёт кошка, а у нас — гигантская собака!) К утру мой ночной кошмарик начала активно пытаться встать с грелки. Я решила что температуру она держит нормально и пора убирать грелку и пока занималась этим меня порадовали, напрудив обильно прямо на руки и штаны, которые днём другая собака уже обрызгала фонтаном артериальной крови, а кошка заплевала вазелиновым маслом. А затем пришла кошка с задержкой мочи на прием и пронеслось.
Утром звонила хозяйке собаки, рассказывала как дела, что собачка уже встаёт, ходит по боксу, устраивается поудобнее и пора бы взять анализы чтобы понять как дела у других органов, что так долго были сдавлены раздувшимся желудком; выписала той-терьера, вручив счастливым людям активно крутящего хвостом любимца, который буквально 5 дней назад лежал почти в коме, а сейчас уже громко радовался что едет домой; пересдала животных в стационаре; заглянула к чумным щеночкам в отдельном инфекционном стационаре. Клиника потихоньку заполнялась врачами и людьми с животными, а я тащилась переодеваться и думала о том, что на прошлом месте работы мне такой круговорот дел и событий даже не снился.
А в стационаре у меня всю ночь играл «Король и Шут» — музыка этой ночи, помогающая не заснуть.

Метки: , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)