Записки пса. Том 1.

Сегодня мама опять не ночевала дома. Я спал на полу, рядом с ее местом на кровати, охранял от наглых усатых. Они тоже скучают по ночам, когда ее нет, и лезут на то место, где она обычно спит, да еще и нагло громко мурлыкают. Мне они сказали, что так охраняют ее место от злых духов, но я им не верю, им бы только подрыхнуть на мягком.
Но я точно знаю, мама вернется утром, обнимет и поцелует папу, чмокнет меня в лобик, возьмет на руки усатых. Меня немного коробит ее слабость к усатым, а они пользуются — лезут на руки при каждом удобном случае. Я тоже лезу, но мама говорит, что я стал тяжелый и большой и больше не помещаюсь на ручках. Вчера папа меня взвешивал, сказал, что еще немного и я догоню по весу маму. Не знаю, что это значит, но мне было приятно. А еще приятнее, что каждый раз после взвешивания мне начинают давать больше еды.
Ночная миссия опять провалилась. Когда я проснулся, чтобы разбудить папу, который должен сводить меня на улицу в туалет, усатые спали на мамином месте. Я так огорчился, что даже забыл про улицу, встал, попил, согнал усатых (им противна моя мокрая морда, говорят, что вода — враг) и лег у двери, ждать маму. Долго ждал, в туалет хотелось все сильнее и, когда совсем приперло, все же разбудил папу. Усатые снова спали на мамином месте. Согнал их, пока папа собирался, сходил на улицу, быстро все сделал и пошел домой — вдруг мама придет, а меня нет. Лег у двери, ждать, чтобы успеть первым встретить маму. Заснул.
Когда дверь защелкала, как всегда, когда мама приходит, я уже выспался. Сел красиво, как она любит, смотрю на дверь. И, конечно, вот она! Родная, уставшая, с большой сумкой, где всегда есть игрушка или что-нибудь вкусное, пахнущая местом, которое она называет «работа». Я там был много раз, там скучно и неинтересно, там резко и неприятно пахнет, а мама все время трогает других собак и, о ужас, много-много других усатых. Я рассказывал своим усатым про то место, но они сказали, что я вру, мама не может трогать других, ведь она любит только их. Папа еще спал, поэтому я получил и его порцию ласки тоже. Вышли усатые. Полезли на руки к маме, как всегда, мурлыкая и рассказывая, как ждали. Врунишки, они же все время спали, а я ждал у двери! Как же мама им верит?!
Пока мама обнималась с усатыми и ходила будить папу, залез в ее сумку. Нашел печенье, наверняка для меня, съел и пошел благодарить. Мама охнула, сказала, что я скушал печенье, которое она принесла для папы, но не злилась. Она никогда на меня не злится. Сказала, что сейчас приедет Дэни и поедем на дачу. На дачу, ура, ура!!! Я покажу Дэни свой лес!

Пока мама с папой собирались, я ждал у двери Дэни. Но пришла мама моей мамы. Тоже получила объятья и поцелуй, моя мама всегда целует тех, кого любит, я уже смирился с этим, даже почти перестал ревновать. Пока все бегали по дому и собирались уже втроем, я приготовил свои вещи, сложил у двери ошеник, поводок, мамину сумку и пуллер. Лежал, ждал Дэни, не мог понять где же она. Подумал, принес новую игрушку, поделюсь с Дэни, ей так нравятся мои игрушки. Но мама взяла только ошейник и поводок, сказала, что остальное не нужно. Открыла дверь и повела меня на улицу. Я шел по лестнице и недоумевал, где же Дэни, мне обещали ее,я уже приготовился, а ее нет. Но вот сюрприз, она все это время была на улице! Я подбежал к подружке, рассказал, как скучал, поцеловал ее в лобик, как это делает мама. Поцеловал и маминого папу. Он засмеялся и сказал, что я весь в хозяйку, такой же любвеобильный.
Мы с Дэни побежали на мое место, я пометил любимое дерево, подумал и разрешил подруге пометить его тоже. Но она сказала, что она дама и ушла в кусты. Интересно, что она там делала? Я хотел посмотреть, но мама сказала, что Дэни стесняется и не пустила меня туда. Поэтому я радостно поприветствовал Полковника, мопса, с которым мы иногда играем. А потом мы пошли на стоянку, я подошел к папиной машине, но мама сказала, что сегодня мы едем вместе с Дэни, на машине ее папы. Ну мне-то все-равно на чем ехать, я уже смирился, что мама больше не водит машину.
Ехали долго. Мы с мамой и папой ехали сзади, в большом разложенном багажнике на мягких одеялах. Дэни захотела ехать на переднем сидении, со своей мамой. Папа читал книгу, он часто читает, а мама спала у него на коленях, сказав, что у нее была тяжелая ночь на работе. Я видел, как она дрожала и решил ее погреть. Лег рядом, прижался и положил свою голову на ее, прикрывая от яркого солнца. Так и ехали, я аккуратно грел маму, а папа смеялся и говорил, что я задушу ее своими брылями, но голову не убирал, потому что мама обняла меня за шею. К концу поездки у меня затекло все тело, было очень жарко, но зато мама так хорошо спала, что я не решился даже двигаться. Когда мы приехали и нам открыли багажник, заглянула Дэни, увидела, как мы спим и сказала, что я странный. Но я уже не обращаю внимания, усатые всегда говорят, что я странный, а мама говорит, что я — особенный.

На даче я познакомил Дэни с домом, яблонями и кустом, который мама называет «Джера». Она любит этот куст, вырывает другие растения рядом с ним и постоянно ходит в лес, собирая землю с еловыми иголками для куста. Иногда она с ним разговаривает, говорит, что в следующем году куст зацветет и будет очень красивым.
Пока мы бегали по участку, сломали маме кусти ежевики. Мама огорчилась, но не ругалась, попросила папу сделать оградку для ее куста. Мне было очень стыдно, поэтому я пошел собирать яблоки. Но мама сказала заветное «в лес!» и мы все вместе пошли собирать грибы.

Я познакомил Дэни с лесом. Научил делать команду «барьер» через поваленные стволы. Мы бегали и резвились так, что я пару раз спотыкался и падал, а мама бегала ко мне и жалела. Я хотел показать Дэни как люди собирают грибы. Мама всегда хвалит меня, когда я нахожу грибы и стою зову ее, говорит, что я как поросеночек, только натаскан на опята. Но Дэни не понимала, почему я стою около грибов и зову маму и только бегала вокруг, растаптывая мои находки. Все смеялись, а мне было обидно, я ведь так стараюсь. Потом люди нашли, как они сказали, «грибное место» и долго-долго ползали там на коленях. Нам стало скучно и мы бегали по лесу, играли в догонялки. Когда я пришел к маме, чтобы попросить попить, она спала на поваленном дереве и мне пришлось пару раз лизнуть ее в лицо, чтобы разбудить. Мама сказала, что ночь была очень-очень тяжелой, что она всю ночь стояла «враскоряку» над операционным столом, спасала чью-то жизнь. Я ждал, пока она достанет мою миску и очень-очень ее жалел. Потом позвал Дэни,чтобы она тоже попила.

И мы снова побежали играть, а мама — присела собирать грибы. Я не хотел, чтобы она где-нибудь заснула и осталась в лесу совсем одна и все время бегал проверять, но больше мама не спала, она ходила по лесу и фотографировала природу, грибы, семью, нас с Дэни.

Мы пошли домой, когда стало темнеть. Люди несли много больших пакетов с грибами, я тоже нес пакетик. Мама сказала, что мне нужен специальный «собачий» рюкзак, чтобы я сам таскал свои печеньки и поводок. А я не против, я люблю носить разные вещи, помогая маме, она меня за это хвалит и целует.
На даче мы все вместе собирали яблоки. Я показал Дэни, как найти паданцы в траве и какие их части самые вкусные, но оказалось, что не все любят яблоки так, как мы с мамой. Нам же лучше, больше достанется. Обратно ехали очень мало времени, мама опять спала, а я ее грел. Потом мама отдала Дэни немного корма из моего мешка, чтобы та попробовала. Я был не против, новый корм, который они для меня выбрали, оказался очень вкусным и у меня с него не болел животик, как с других. А еще я им, наконец-то, наедаюсь! Надеюсь, Дэни понравится, мама сказала, что это самый хороший корм, который она для меня подобрала, сидя со своими книжками и ноутбуком. Но сейчас мама дала мне так мало еды, что чувство голода почти не прошло. Сказала, что завтра пойдем в школу в первый раз и мне нельзя много кушать. Но мне было все-равно, я так устал, что дождался, пока мама сядет перебирать грибы и заснул под ее боком. Спать мама с папой пошли очень поздно, я почти не помню, как перебрался в спальню на свой мягкий диванчик.

Утром меня разбудили, когда за окном уже было совсем светло. Мама смеялась и говорила, что «загоняли ребенка, он даже в 7 утра не разбудил нас гулять». Я немного смутился, ведь я так крепко спал, что забыл про утреннюю прогулку!
Мы снова куда-то собирались. Я уже собрался, ждал у двери и радовался, я так люблю, когда мы надолго ходим гулять! Мы шли пешком долго-долго, сначала по городу, потом по лесу. Я нес бутылку с маминой водой, которую она назвала «напиток жизни для недоспавших» и ждал, когда же мы придем и меня отпустят с поводка, чтоб я мог побегать.

И вот мы пришли. Мама сказала, что раньше я занимался с личным инструктором и чтоб я не пугался, мой любимый инструктор никуда не денется. И что мне нужно общаться с ровесниками, поэтому они будут водить меня дополнительно заниматься в школу, где я найду много друзей. Сначала я испугался, мы зашли на площадку, где было так много собак, я в жизни столько не видел! Я сел, прижался к маминой ноге и, пока папа ходил узнавать в какую группу меня записали, охранял маму. Ко мне подходили знакомиться собаки, но я был в таком шоке, что даже не обращал внимания на их дружелюбные приветствия, я охранял нас и чужие заигрывания меня мало волновали. Потом вернулся папа и мы все вместе стали знакомиться с людьми и собаками. Мама сказала, чтоб я не боялся и шел играть, но я боялся не за себя, поэтому далеко от родителей не отходил. Но как же их было много! И все такое разные-разные! И маленькие, которых нельзя трогать (меня научили, что маленьких нельзя обижать), и большие, которые бегали и бегали, приглашая играть. И, в конце концов, я решился. Познакомился с милой девочкой-ротвейлером, пообщался с огромным лохматым черным русским, поссорился с мелким доберман-пинчером, который пытался укусить меня за нос и укусил бы, если бы его не держала его мама.
А потом началось самое интересное: уроки. Меня взял папа, а мама отошла подальше. Сказала, что заниматься со мной будет папа из-за ее «дурацкого графика». Мы познакомились с нашим инструктором и по очереди показывали, как усваиваем команды. Я давно знаю это все и очень красиво ходил с папой рядом, сидел, кружился и бежал по команде «ко мне!». Меня хвалили и говорили, что я умный. Да, я умный. А пинчер, который оказался со мной в одной группе, завидовал и лаял. Хотя зачем он лаял, ведь у него тоже все так отлично получалось! Маме понравилась девочка-гриффон из моей группы, она сказала, что гриффончик самая красивая и умная. После меня, конечно. А еще она порадовалась, что люди с маленькими собаками тоже ходят заниматься, хоть их и мало. А еще в моей группе есть неугомонный бигль, такой неугомонный, что даже при команде «сидеть» он сидит не ровно, а подпрыгивает на попе.
Потом был перерыв. Мама ушла смотреть собаку с перебинтованными лапами, а я играл с новыми друзьями. Ротвейлеры сбились с одну банду и пытались меня завалить, но я их победил, чем явно обидел их вожака, он начал на меня лаять. Я побежал жаловаться маме и… увидел своего родного инструктора, о да, она тоже была там и вместе с мамой смотрела ту собаку! Я был так рад, что подбежал здороваться и ткнулся к ней в колени, а она меня погладила. Ура, теперь все в сборе! Мама меня пожалела и отправила дальше играть, а я решил больше не общаться с ротвейлерами и пошел знакомиться с собакой, очень похожей на меня, потом мама сказала, что это был бурбуль.
После перерыва папа пристегнул меня на поводок и снова повел в группу. Я решил показать папе, что теперь умею и громко залаял. Папа смеялся и говорил, что я оказывается лаять умею, но у меня подростковый басок, что выглядит нелепо. Я обиделся и замолчал.
Нас подвели к огромной скамейке с наклонными боками (мама потом узнала, что это называется «бум») и все ходили вверх, прямо и вниз. А я не смог, мои лапы разъезжались и не помещались на узкой доске. Мама сказала, что мы придем сюда в будни, она будет держать мои лапы, а папа меня и будем учиться ходить. Ну а я только «за», мне нравится учиться, ведь меня хвалят и кормят в процессе. Сегодня я старался делать все особенно красиво, ведь с утра не поел и был очень голоден.
После занятий мы пошли домой, и снова шли долго-долго, сначала по лесу, потом по городу. Мама зашла в зоомагазин и купила мне красивый кожаный намордник из ремешков. Мне было немного обидно, когда на меня одели эти ремешки и я пытался его снять, но мама сказала, что я научусь его носить. Зато вместе с намордником она купила мне новую игрушку и назвала это «подарком первокласснику»! У меня еще не было такой игрушки и я нес ее домой сам, а люди на улице смотрели и говорили, какой я умный и красивый. Мне часто так говорят и это очень приятно и мне, и маме. Иногда мама разрешает меня погладить, особенно детям и я наслаждаюсь ласками, стараясь сидеть неподвижно, чтоб не напугать детей. А у дома мы остановились в моем любимом магазине, мама зашла туда, а я как всегда сел у входа рядом с папой и ждал ее. Она вышла с большим пакетом, в котором умопомрачительно благоухали мои «дрессировочные лакомства» — говяжьи сердца. О, как же я их люблю, я за них все что угодно готов сделать! И каждый вечер на прогулке я сначала бегаю, потом мы разучиваем команды, которые показывала мой любимый инструктор, мне дают кусочки сердец за то, что я хорошо их делаю, а потом мы идем гулять долго-долго, пока я не попрошусь домой.

Когда мы вернулись домой, у меня уже текли слюнки, я знал, что сейчас меня покормят и мама будет резать сердца, угощая меня обрезками за простейшие команды. Я сам уже, без команды, красиво сажусь и ложусь, чтобы мне дали лакомство, а папа и мама радуются и угощают меня то печенькой, то кусочком сердца, называя при этом шантажистом и вымогателем. Но покормили меня не сразу, сначала заставили залезть в ванную и помыться вкусным ванильным шампунем. Пока мама ходила за полотенцем, которое она забыла приготовить, я решил немного поспать прямо в ванной, тут удобно и есть куда положить голову. Папа засмеялся и сфотографировал меня. А потом ушел на кухню и зашуршал пакетом с кормом, пока мама меня вытирала.

Из ванной я сразу побежал к мискам, красиво сел и ждал, когда мне насыпят поесть. Папа наполнил миски едой и водой и сказал «Можно!». И, о да, наконец-то, я поел! А потом мама резала сердца, а я ждал обрезков. Когда она поворачивалась ко мне, я садился, ложился и вставал, красиво, как меня учили, и получал за это лакомый кусочек. Наелся от пуза!
Но я устал сегодня. Сильно-сильно, ведь столько нового увидел, познакомился с собаками, бегал, прыгал, долго ходил… Поэтому я тихонько лизнул маму в щеку, когда та насыпала корм усатым и пошел спать, оповестив по дороге котов о том, что там им поесть дают. Усатые быстро побежали на кухню, а я лег на свой диванчик и провалился в глубокий сон. И только через некоторое время почувствовал, как теплые усатые пристроились мне под бок.

Метки: , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)