Записки пса: Большое Путешествие

ПРЕДИСЛОВИЕ

Привет, с вами снова я. Мама говорит, что я теперь взрослый, и больше не личинка мастифа, а почти большой пес, так сказать переходная стадия от куколки во взрослую особь. А еще она говорит, что я не маленький, чтобы называть ее мамой и она — хозяйка. Ага. Мама, хозяюшка, кто угодно — суть-то не меняется. Ну, вы понимаете.
А расскажу я вам о том, как я и моя названая сестра Дэни с нашими семьями (точнее, одной большой дружной семьей) отправились в Большое Путешествие. Мама печалилась, что еще одной важной части семьи в этом Путешествии нам будет очень не хватать и ругалась на странного зверя «политика». А папа сказал, что она просто скучает по тем, с кем ее разделила эта самая «политика». И что скоро все будет хорошо. Ну а теперь я закончу со вступлением, которое и так затянулось…

Путешествие — это весело. Это интересно.
Проводить время с семьей — это самое лучшее путешествие.
Мое путешествие началось с поездки в гости. То есть вдвойне весело и интересно!

День начинался не лучшим образом. Утром (хотя середину ночи сложно назвать утром!) меня подняли чуть ли не пинками, поволокли гулять. В такую жуткую рань, что даже птицы еще спали. И я спал, поэтому с трудом поднимал веки и спотыкался на каждом холмике. Так экстремально мы гуляем только когда мама торопится на работу, ей там нужно быть рано-рано или быстро-быстро. Хотя… если ей нужно быть на работе очень быстро, то или я остаюсь дома и жду папу, приплясывая у входной двери, или еду с ней на работу и гуляю с одним из ассистентов около клиники, что несомненно лучше, чем пляски у двери и жуткое желание сделать все дела в кошачий лоток. Усатые ведь не поймут моего стремления, обидятся, драться полезут, вон Рыжий нервный какой-то в последнее время, чуть что не так шипит, плюется и за брыли прикусывает. Подумаешь, наступаю я на него. Так нечего посреди ковра лежать! И посреди кровати тоже!
Этим ранним утром мы погуляли, мама завела меня домой, наложила покушать, забрала много больших сумок, крепко обняла и поцеловала усатых, много-много раз, сказала им вести себя хорошо и ушла. А со мной даже не попрощалась! Как так?!
Дым сразу пошел на кровать, занял самое главное место и важно сказал, что теперь он тут хозяин. Рыжий, ехидно улыбаясь, сообщил мне, что нас бросили и надолго уехали, а теперь к нам будет приезжать мамина подруга, кормить и уезжать. И мы будем совсем одни. У них, мол, такое уже было. Я возразил, ведь в прошлом году они взяли меня с собой, мы ездили путешествовать и купались в речке, я точно помню! Но Рыжий усмехнулся, подкрутил ус (подсмотрел в фильме про гусар, смешной такой) и показал мне на мои миски и лежанку «тебя собрали? нет. Уехали. Поверь, дома, в тепле и уюте, сидеть намного лучше, чем непонятно куда ехать, осваивать новое место и пытаться найти там безопасный уголок. Одни стрессы, зачем они?»
Но я не мог смириться. Я волновался. Я ждал. Я караулил у двери. И в один прекрасный момент услышал, как на лестнице зазвучали знакомые шаги. Папа вернулся с работы и он меня не бросит. Может, усатым дома и лучше, а мне хорошо там, где мои хозяева, мои единственные родные души, мои любимые, моя семья. Я их никогда не брошу, и они меня — тоже, я уверен. Я слышал, мама много рассказывала про предательство, мне так невероятно жаль тех собак, которым достались такие люди, которые выбрасывают, делают больно, пытаются убить… Но я уверен, что таких — мало, и искренне желаю, чтоб все собаки в конце концов нашли семью, которую с гордостью могли бы назвать своей, родной.
Извините за грустное отступление, я просто склонен много думать, когда скучаю и мысли эти не всегда веселые. Даже научился включать телевизор, чтоб отвлекаться, но он быстро мне наскучил, да еще и усатые орут, чтоб выключил, им тишина нужна. Телевизор им спать мешает, свои законные 20 часов сна в сутки недосыпают, видите ли. А выключать я не умею. Только включать. Такие дела. А если б и умел, то не выключал бы, Рыжий научил меня быть немножко противным. Прям как настоящий усатый!
Так вот, папа пришел с работы. Он теперь работает как и мама — сутками, поэтому я теперь надолго дома один не остаюсь. Мне так лучше, не скучно, а вот они друг друга по двое суток не видят и жутко тоскуют. И я могу их понять. Пришел он и начал миски мои мыть, лежанку мою сворачивать, поводок готовить, даже рюкзак мой собрал. Все ко входу поставил. Я по дому ношусь, не помня себя от радости, что меня берут в Путешествие. Тогда я не знал, что это не просто Путешествие, а Большое Путешествие. Дым смотрит на это все и понимающе ухмыляется, говорит мне: «Ну что, дитя, а ты переживал — видишь, берут с собой, не забудут. Да и мы в тишине поживем немного, устали уже тебя воспитывать. Нам от тебя отпуск нужен.» А Рыжий пофыркал, да пошел следить, чтоб им покушать не забыли оставить, да побольше.
Папа собрался. Положил все к двери. Лег, обнял котов и заснул. Везет им, их всегда обнимают, когда спят и никому не жарко, только приятно всем. А я лег ждать маму, ведь мы без нее не поедем.
Но, как оказалось, я ошибался. Мы поехали без мамы. И не в Путешествие, а в гости к Дэни. Хозяева Дэни (родители моей мамы) забрали нас. Я волновался. Я очень волновался. Не мог понять, куда же мы едем без мамы. А вдруг она вернется домой, а нас нет?!
А вечером, когда я все еще волновался и скучал, но уже не так сильно (в гостях обычно так интересно, что сложно скучать и волноваться) Дэни повела меня знакомиться с ее друзьями. Если честно, я был немного удивлен и разочарован. С поводка меня не спустили, поиграть не дали, ведь все хозяева боялись, что я такой большой. Ну, в общем, как и большинство людей. Я хоть и большой, но я же не злой, играю как могу аккуратно… А таких больших, как я, очень мало, поэтому и друзей у меня мало. Зато — ого-го какие! Самые классные у меня друзья. Но тут никто не захотел пускать своих собак со мной дружить, поэтому мы с Дэни развернулись и ушли гулять к озеру. Вечер, луна, водная гладь отражает блики фонарей — романтика. В такие вечера нужно водить гулять даму сердца, а я же… я играл со своей сестричкой и мне тоже было хорошо.
В один прекрасный момент Дэни сказала, что мне нужно научиться плавать. И побежала к озеру. Я отрицательно мотнул головой — я пробовал, не получается. Очень мне тяжело себя на воде держать, да еще и лапы путаются. Она сказала, что я не прав и просто давно пробовал и… как прыгнет в озеро! Как поплывет! А я стою на берегу и любуюсь — она стройная, гибкая, ловкая, как же хорошо плывет! Сплавала, вернулась и уговаривает меня, мол, поплыли, ты же видел как это просто. А сама глазам так и стреляет, шалость замышляет. Я зашел в воду, неглубоко, попил немного (из луж и озера, кстати, вода куда вкуснее, чем дома из миски!), вздохнул и… решился. Пока не передумал — побежал туда, где глубоко, вода сомкнулась над моей головой, стало тяжело дышать, я лапами от дна отталкиваюсь, гребу-гребу и… поплыл! По-настоящему поплыл! Дэни радуется, папа переживает на берегу, а я в шоке — я плыву! Это действительно просто и легко! Вот мама-то удивится… Она в прошлый раз, когда я лаять научился, неделю удивленная ходила, все никак нарадоваться не могла. Ну да, говорит она, все что нормальные собаки умеют делать с щенячества, я начиню делать после годовалого возраста. Какой получился. Меня и такого любят, ведь правда?
В итоге, несмотря на пессимистичное начало, день окончился на оптимистичной ноте. Еще Дэни рассказала к чему вся семья так основательно готовилась, она у нас опытная настоящая путешественница, все знает.
Мы все легли спать, а я ждал маму, как никогда ясно осознавая — мы на пороге Большого Путешествия.

В ДОРОГЕ

Я часто езжу путешествовать. Чаще всего на небольшие расстояния, поэтому дорога мне не надоедает, я все время или смотрю в окно, или играю с игрушкой, или сплю. Иногда мне открывают окошко и я могу ловить ветер. Это весело. Когда я был маленький, я дважды ездил очень далеко. Первый раз — когда меня забрали в новый дом, я тогда впервые увидел маму, она обняла меня и всю дорогу я проспал в ее руках. Она раньше часто брала меня на ручки, а теперь если я залезаю к ней на колени, она пыхтит что ей тяжело. А я ведь еще совсем маленький, меня нужно баюкать на ручках. Но их в этом убедить сложно, сказали что экзамен сдал, свой диплом с медалью получил, вырос и потяжелел — все, взрослый теперь.
Вторая большая поездка состоялась почти сразу после моего воссоединения с новой семьей — мы поехали отдыхать и купаться в речке. Тогда я тоже переволновался и спал всю дорогу, даже кушать не очень хотелось. И опять же почти вся дорога была проведена на коленях, в теплых любящих объятиях. Я сейчас уже не очень хорошо помню, что было прошлым летом, но точно помню что было классно, весело и мы все время были вместе.

Эта поездка сильно отличалась от предыдущих, длинных и коротких. Вот взять, к примеру, приготовления — они ж два дня к Путешествию готовились, если не дольше! И даже машину готовили: разложили задние сидения, которые раньше мешали мне добраться до мамы из моего багажника (да, у меня есть свой багажник, там возят только меня и моих друзей) и у нас получилось огромное свободное пространство. Там было расстелено мягкое одеялко, набросано несколько подушек и полотенец и даже лежал наш любимый бамбуковый плед. Мама его просто любит, а я погрыз немножко в раннем детстве. Впечатления не испортили даже несколько коробок и рюкзак, которые аккуратно пристроились на самом краю этого мягкого рая. А с другой стороны положили огромный мешок с моей едой. Я забрался в эту огромную мягкую пещеру, все еще не веря своему счастью, развалился на всех поверхностях, куда достал и так ехал несколько часов подряд, прилежно охраняя свою еду. А мама с папой ехали впереди, папа уговаривал маму поспать после суток, а она отвечала, что пока еще не хочет.

Первая остановка на «попить-погулять» была как раз вовремя. У меня жутко затекли все лапы. И шея. И даже хвост. Я выбрался на свободу и остолбенел: вокруг простирались зеленые поля ячменя. С одной стороны — дорога, а с другой — бескрайние поля.

И на протяжении всего пути мы останавливались, то видны были поля пшеницы и ячменя, чем южнее мы ехали — тем желтее они становились, а совсем близко к цели поездки поля уже убирали, складывая стогами вдоль дорог; то такие же бескрайние поля подсолнухов, поворачивающих свои головки вслед за путешествующим по небосклону солнцем. А еще по пути мы увидели нечто совсем бескрайне-удивительное: сад-гигант. Нет, надо так: Сад-Гигант. Огромные просторы, ровненько засаженные яблонями, невысокими, чуть выше человека, а на яблоньках много-много плодов, еще не созревших.
Сама дорога давалась достаточно тяжело нам всем. Первые несколько часов я еще волновался, ждал, когда же приедем, потом устал и спал, периодически выбираясь размять лапы и полюбоваться природой, а так же пообщаться с Дэни, которая ехала в другой машине. Было очень жарко. Даже кондиционер не особо помогал, приходилось просить открыть окошко и ловить ветер. Сухой и теплый ветер приносил небольшое облегчение. Потом мне включили ветер холодный, прям внутри машины и стало хорошо. Но все-равно долго, очень долго мы ехали. Мама и папа менялись местами, один сидел за рулем и командовал дорогой, а второй в это время спал со мной, в моем большом багажнике на мягком одеяле. Мама как всегда мерзла и куталась в плед, хотя было тепло, а я ее грел, хотя мне как раз было очень жарко. Но долг обязывал — мерзнет, значит нужно греть! Ну и на коленочках полежать, пока не сгоняют, как же без этого.
Финалом нашей поездки стало озеро. И не простое озеро, а волшебно красивое — Озеро с Лотосами. Лотосы покрывали зеленым ковром всю поверхность так, что даже не видно было воды, то тут то там из зеленого мягкого ковра выступали бело-розовые цветы, одни бутонами, а другие уже распущенные. А посреди этой красоты возвышался хлипкий деревянный мостик для тех, кто пожелает обязательно посмотреть поближе на это невероятное чудо. Мы пожелали.

Всего через полчаса после любования лотосами мы уже стояли напротив небольшого белого домика, папа выгружал вещи и заносил их в дверь, а мама показывала мне на домик и строго говорила, что дом на ближайшие пару недель здесь. Ну хорошо, здесь так здесь, я же не против. Я уже понял, что мы достигли цели нашего Большого Путешествия и впереди нас ждет самое интересное — Цель Поездки. И радость Дэни, которая бегала и рассказывала, что тут она уже была и тут классно, только подтверждала это.

В МИРЕ ЖИВОТНЫХ

Мама боится пауков. Называет она это научным словом «арахнофобия» и стойко борется с этим маленьким недостатком. Не очень удачно, но все же старается. Я несколько раз подходил на улице и внимательно разглядывал этих малышей. Они не страшные, ну вот совсем-совсем, так чего же она всегда так нервничает?
Сегодня утром, когда мы приехали в поселок, где сняли домики (один нам, второй маминым родителям) перед мамой встал выбор: где жить. Под одним крыльцом живет сообщество больших пауков, а под вторым в большой дырке свила «гнездо» здешняя маленькая собачка — Данка, перетаскав туда новорожденных щенков. Мама боится пауков, а Данка боится меня. Я к ней знакомиться, а она кричит, лает, визжит, а объяснить почему боится не может, даже поговорить и разобраться не хочет. А я так люблю всяких малышей, особенно щенков! Я столько раз видел их у мамы на работе и каждый раз поражался, каким же я был малюсеньким и хрупким пузатым бегемотиком! А тут мне даже посмотреть на них не дали. А я хотел…
В итоге выбор был сделан в пользу Данки. Мы поселились в домике с пауками. Хозяйское слово: чтобы не выслушивать собачью истерику каждый раз, когда я поднимаюсь по ступенькам.

Кстати, я заметил одну интересную штуку: в этом поселке, в городках и деревнях вокруг — везде только мелкие собаки. Много их так, намного больше, чем в городе, где я живу.. И каждая не выше человеческого колена. Мы все вместе подумали и решили, что больших тут разбирают с улиц очень быстро, так как в каждом доме тут сидит на цепи собака. И даже в поселке, где мы живем, на цепи у дома хозяина сидит пес Боська. Боська тоже некрупный, намного меньше Дэни, но умный — на меня не лает, на людей лает, а маму просто обожает — когда она идет к нему он ложится на спину, подставляет живот для чесания и виляет хвостом так, что всем телом по земле извивается. И я раньше так умел, а теперь сил не хватает, просто лежу и жду когда пузо чесать будут. На самом деле оказалось, что он добрый, а лает издалека, чтоб боялись. Он охраняет маленькое хозяйство: кур, уток и козу.

Коза стала счастливым открытием. Мама очень любит козье молоко и быстренько договорилась с хозяевами козы, теперь каждое утро, а иногда и вечером, выпивает поллитра козьего молока. Парного. Счастливо жмурится и говорит «Хорррошо, вкусно!» Я понюхал и расчихался, а остальные сказали, что оно специфическое. Мама говорит, что мы неправильные и что козье молоко очень вкусное и полезное. Ну что ж, на вкус и цвет… Тем более, мама уже и полечить эту козу успела, в первый же день после приезда.

Куры стали не очень счастливым открытием. Где куры — там и петух. Где петух — там каждое утро, в 5 утра «Ку-ка-ре-ку!!!» Старательный бессовестный пернатый будильник. Все петухи в каждом городе-деревне одинаковые! Им обязательно нужно поорать под окном с утра пораньше. И даже невероятно милые подрастающие цыплята не скрасили ежеутреннее пробуждение. А если я проснулся, то как каждый уважающий себя пес, я должен сходить на улицу. И вот мы с папой каждое утро сонно бредем за забор — гулять.

А еще есть кот Кузя. Уууу наглая усатая морда!!! Он такой, такой… он как Рыжий, только еще наглее!

Полосатый Кузя начал приходить к нам с первого же дня. Он очень быстро понял, что мои хозяева без оглядки обожают котов всех пород, мастей и размеров и начал этим обстоятельством пользоваться. Сначала ходил за ними по пятам, куда они — туда и он, гладился, ластился. Я тоже хотел погладить, ну хотя бы понюхать и познакомиться, а он стал ругаться и плеваться. Мама сказала не нервировать «милого котика». И вот день за днем я наблюдаю процесс, который вполне мог бы завершится появлением у нас дома еще одного усатого. Кузю гладят, Кузю кормят, Кузю фотографируют, с Кузей делятся молочком… я даже начал ревновать немножко. Вот сидят они на крыльце, я рядышком и этот наглый усатый обязательно приходит, к ним ластиться и на меня ругаться. Забегая вперед скажу: когда я окончательно смирился с появлением в доме третьего усатого, то есть к концу отпуска, оказалось что Кузя — местный кот и никто его нам с собой не отдаст. Мама трепала меня за уши, смеялась и говорила «А ты что, малыш, поверил, что мы его заберем с собой? И был не против?».

Был один эпизод с этим усатым-полосатым, который меня особенно возмутил. Такой наглости не позволял себе никто из зверей в этом поселке, хотя мама всех обласкала, со всеми общалась, всех кормила и по просьбам хозяев успела всех осмотреть и полечить. И даже козу, хотя для этого ей пришлось напрячься и вспомнить давно забытые лекции в университете, как она сама призналась. Так вот, эпизод: мне стригли когти. Я лежу, мне коготки щипчиками отстригают и пилочкой закругляют, чтоб не царапался. Я их и сам стачиваю, но острые кончики остаются, вот и приходится раз в пару недель терпеть такие процедуры. Мама говорит, что это «маникюр», что и она такой делает и приличные мальчики тоже делают. А я — приличный пес. И как приличный пес лежу и терплю, а в это время прям на моих глазах Кузя заходит к нам в домик, усы топорщатся, хвост трубой и напрямую идет к мешку с моим кормом! Сходил, проверил корм, затем прошелся по дивану, запрыгнул на кровать, везде полазил и гордо удалился! А мне даже подняться не дали, смеялись и говорили пусть котик погуляет, ознакомится! Он и гулял, а зеленые глазищи на меня насмешливо так сверкали. Я ощутил себя маленькой безобидной болонкой.

Когда Кузя обнаглел он сделал так:

Насчет еды: кормились все из мешка с моим кормом и из пакетов с мясными косточками, которые купили нам с Дэни, но мы были не против, нам еще много такой еды достанется, не жалко. Наши мамы постоянно подкармливали Данку, козу, Боську, даже курам досталось пару раз. И несколько пришлых собак были накормлены, наши люди не жадничали. Так интересно было наблюдать за другими, когда им давали, например, мясную косточку. Боська вилял хвостом изо всех сил, ложился на спину и подпрыгивал в таком положении, затем хватал косточку, сверкал глазами благодарно и быстро уносил угощение в будку. Данка подпрыгивала высоко, хватала косточку и утаскивала под крыльцо, постоянно оглядываясь: а не дадут ли еще одну? Осторожная черная малышка с пляжа за сушки и ласку потом весь вечер охраняла наши вещи от чаек и ворон, которые хотели подобраться к арбузу, гоняла птиц как только они подходили близко к подстилкам.

Дэни брала косточки интеллигентно, из мисочки, но она всегда была аккуратной. А я… я свою косточку зарывал в покрывало, давал как следует полежать и через несколько часов откапывал и грыз умопомрачительное теплое ароматное угощение. Все собаки разные, я с каждым днем убеждаюсь в этом все больше и больше. И поражаюсь — насколько же иногда мы различаемся!

ВПЕРВЫЕ НА МОРЕ

Море казалось волшебным. Я не поверил своим глазам, когда впервые увидел столько переливающейся на солнце воды! И у нее не было границ: сначала виднелась вода, вода, а потом сразу небо, много неба. Как будто это самое море и состояло из неба, только жидкого…
Утром мы вышли из дома, шли по дороге, а потом свернули на песок. В теплом светлом песке утопали лапы, так глубоко, что я чувствовал мелкие ракушки между пальцами и под шерстью!

А за полосой песка плескалось ОНО: волшебное, удивительное, сверкающее. И теперь, когда я умел плавать, такое манящее! Мы все вместе подошли поближе к воде, люди расстелили подстилки для себя и для нас и пригласили купаться. Купаться! Ну конечно же купаться, как я мог отказаться!

Как и в первый раз я разогнался и каааак прыгну в воду! Я бегал по мягкому дну по грудь в воде, я бил лапами воду, я плавал, я… я был в полном восторге! Как будто я еще маленький щенок, а не серьезный почти-взрослый пес!

А еще я напился этой воды и понял в чем отличие моря от пруда и речки. Оно горько-соленое. Не противный вкус, а странный. И я плавал, одновременно в рот попадала эта вода, а я никак не мог ею напиться.

И еще волны. Это когда вода собирается в горку и льется на тебя с пеной сбоку и сверху, как из огромного шланга! Это очень весело. И я все никак не мог понять, почему же Дэни боится этих самых волн и никак не хочет в воду, хотя и я и наши любимые хозяева там уже вовсю плещутся. Но Дэни категорически отказалась заходить в воду и валялась то на теплом песочке, то на подстилках. Лишь когда ее занесли в море, чтоб искупать (и правильно, солнце такое жаркое, что без воды очень тяжело!) она поплескалась немного и вышла на берег, жалуясь, как она не любит волны. Ну и зря! Мне море очень понравилось и я с удовольствием плавал там: это весело, это со всеми в компании, это здорово охлаждает. Одни плюсы! Жаль, только вода невкусная.

На следующий день волн не было. Забегая вперед скажу, что это был единственный день без волн, в остальное время люди счастливо и громко прыгали на высоких волнах. А мне нравилось в них играть.
Зато в единственный день без волн Дэни от души наплавалась вместе со всеми. Оказалось, она умеет «как бы плавать»: встает на дно задними лапами и передними молотит по воде. Она так делала соленые фонтанчики. И воду тоже пила, как я. А еще заманила меня на глубину и прыгнула на меня, я так испугался, а потом обиделся. Нечестно так делать!

Очень интересно играть в море. Мы взяли с собой в путешествие мою любимую игрушку — пуллер, а еще Дэни привезла свои мячики и свой пуллер, а ее хозяева — большой мяч.
Нам кидали пуллеры, то по одному, то сразу два, а мы догоняли, хватали и приносили. Когда кидали на песок или на кромку моря, мы бежали наперегонки и Дэни обычно меня обгоняла. А вот если пуллер улетал далеко в море, то я плыл за ним, доставал и приносил.

Несколько дней нам кидали игрушки то на берег, то в море. А потом всем понравилось как я плаваю и стали кидать только в море. Надеялись, что Дэни тоже за ними будет бежать. Я все так же с радостью плавал, борясь с волнами, а подружка моя оказалась хитрой: она ждала, когда я вынесу добычу на берег и отнимала его или когда море само вынесет игрушку поближе и аккуратно, стараясь не попасть под волны, цепляла ее зубами. Мы так играли каждый день, это было очень весело и интересно! Бегали, веселились, смеялись все без исключения. А еще через несколько дней даже Дэни стала забегать в море под волны за мячиком и пуллером. Не так далеко, как я, но волн уже не так боялась. А я уже научился плавать за пуллером далеко-далеко, туда, где лапы не достают до дна.

Играли мы и с мячиками, большими и маленькими. Маленькие мячики мы носили за вкусняшки, а еще Дэни забирала их у меня и закапывала в песок. Прятала. Мячики ей жалко было. А большой мячик оказался самой интересной игрушкой! Его кидали, он подскакивал высоко, а Дэни прыгала за ним. А я прыгать не могу так высоко, поэтому очень скоро мы все стали играть в футбол. Я все время пытался взять мячик и побегать с ним, но он не помещался ко мне в пасть. Но я упорный и спустя какое-то время я все-таки смог взять мяч зубами! Побежал делиться с папой своей радостью, но вдруг все забегали, засмеялись и стали кричать маме, которая пряталась от солнца под подстилкой, что я прокусил мячик. Ну да, а как же я его еще мог взять! Мама тоже смеялась и говорила, что я глупый щенок и сломал такую чудесную игрушку. Не понял… как это сломал? Его же теперь можно брать в зубы и играть станет только веселее! И Дэни со мной была согласна, хоть и говорила, что когда мячик прыгал было намного интереснее. Но теперь мячиком играли не на берегу, а кидали его в море и мы бросались под волны, чтобы догнать, схватить и вытащить!

Было так весело, что подружка совсем забыла о своем страхе и тоже бежала в море, под волны. Стало сложнее не отдавать ей игрушки, раньше я мог забежать подальше в море и спокойно играть, а она боялась ко мне идти, а теперь она тоже забегала глубоко и отнимала у меня игрушки. Хотя так даже интереснее, больше не придется носить ей игрушки из воды на берег и можно играть везде-везде!

На море мы ходили один раз в день, но надолго. Чаще всего с утра, но иногда и вечером. А наши люди ходили туда намного чаще, но я по утрам так сильно уставал, что предпочитал поспать в прохладе домика. Не знаю, как у них хватало сил, в первые дни, когда мама еще не оправилась от своей долгой тяжелой болезни, она приходила очень уставшая и буквально падала.

Еще бы, они все были в таком восторге от волн на море, что скакали там до упаду, как дети. А хозяева Дэни еще и на рыбалку иногда ездили, она очень переживала, что ее туда не берут, рассказывала как классно кататься на лодке. Но я не представляю каково это, я никогда не видел этой самой лодки и не катался на ней. И, наверное, не покатаюсь, мама сказала, что я очень тяжелый для этого. Вот так всегда! А жаль…

А пуллеры… мне их подарили два. Один мы с мамой потеряли, второй — сломали там же на море. Прожили они год. Почему-то мои игрушки так быстро ломаются… А жаль.

СОЛНЦЕ, СЫРНИКИ И ДОЖДЬ

Время, проведенное на море, вместе с семьей и друзьями — самый лучший отдых!
Мы играли, купались, гуляли, спали, в общем, если бы так было всегда, то очень скоро мы бы все заплесневели от скуки, так сказала мама.
Был день, когда мы все вместе собирали дрова. Я большой, я помогал. Находил палочку и шел меняться, я им палочку, они мне сушку. О, как я люблю эти маленькие хрустящие сушки! Некоторые палочки забирала Дэни, но я быстро находил другие, ведь их так много оказалось вокруг. Потом стало еще проще: оказывается, если тихонько вытащить палочку из общей кучи и принести ее, то тоже можно получить сушку и не ходить далеко. Правда, это очень быстро заметили и долго смеялись над тем, какой я хитрый. Да, я хитрый, не зря ведь меня воспитывали усатые. На собранных дровах мы готовили вкусное мясо и, как мне сказали, настоящую курицу. Они все так радовались, что купили настоящую курицу. Интересно, а дома у нас какие? Не настоящие?

Я все никак не мог понять поначалу, почему все скрываются от солнышка? Оно тут такое яркое, облаков нет, на улице жарко, но около воды было приятно и даже дул прохладный ветерок. И меня в тень звали, но мне больше нравилось бродить по пляжу, заходить в воду, бегать. Я столько спал и столько ел, что энергия бурлила во мне, хотелось играть, купаться, играть! Но через несколько дней солнышко стало слишком горячим. Оно пекло так, что не спасала и близость воды, поэтому я тоже стал устраиваться в прохладной тени. Дэни, которая сразу пряталась от солнышка, только хмыкнула.

А еще я заболел. Мне было плохо и бурлил животик. Он так громко бурлил, что я иногда в недоумении оглядывался — неужели это я? А вдруг сейчас сзади выскочит Рыжий, который всегда так громко мурлыкает, и укусит меня за хвост? Это он так играет. А потом живот стал еще и болеть. Но мама у меня доктор, она сказала, что это из-за того, что я слишком много выпил горько-соленой морской воды и распереживался в поездке. Неправда, я не переживал, я — волновался!
В конце концов, когда мне стало совсем плохо, я лежал и плакал. Сначала потому что плохо, а потом заметил, что все сразу начинают меня жалеть и гладить, поэтому плакал чтоб гладили. Это ведь так приятно! И так продолжалось до тех пор, пока мама не решила, что пора меня немножко полечить. Я еще помню, как болел, когда был маленьким. Мне тогда делали уколы: это так же больно, как когда оса кусает, но потом хвалят и говорят, что я — мужик и все вытерпел. В этот раз было больно вдвойне: болел живот и болела попа от уколов. Зато наутро я встал и все было прекрасно, мы снова побежали на море и… ну как же не выпить соленой водички, которая так заманчиво плещется?

Мы готовили сырники. Мы вообще много интересного готовили, то рыбку, которую наловили родители мамы, то рагу, то сырники.
Началось все с того, что мои люди поехали на рынок. Обычно с рынка они приезжают с вкусным гостинцем для меня и с едой для себя. Так случилось и на этот раз. Мне привезли огромную мясную косточку, а себе они купили кучу всего, что называлось «настоящее», «домашнее» и «с огорода». Все это выгрузилось в холодильник и каждый день мама радовалась, что в Москве такой сметаны и таких помидоров нет, а уж куриц и подавно. И поэтому, наплевав на диету, ела почти все подряд и говорила, что почки и совесть ее не мучают.
Творог долго не прожил. Его ели все, даже я немного, но оказалось, что он не лежит долго. Вот вам и «настоящий домашний». Зато, когда он полежал пару дней и его все еще осталось много, мы решили приготовить сырники. Мы — это моя хозяюшка и я — ее верный пес-су-шеф! Я помогал: скушал остатки творога, помыл пол рядом со столом, помыл банку из под сметаны. Сырники получились очень вкусные! Не успели они остыть, как все были съедены! Жаль, не мной… Но я подсмотрел рецепт. Конечно, такую вкуснятину должен попробовать каждый! Поэтому чуть позже я расскажу вам, как мы готовим сырники.

Я видел и слышал настоящий тропический ливень.
Всю ночь с неба лилась вода. Не соленая, я пробовал. Шумело так, что спать было невозможно! Все переживали, что отпуск кончился и теперь будут дожди. Но ведь дождь — это хорошо, можно бегать по лужам, можно валяться в теплой мягкой грязи, можно ловить капельки языком. Хотя, такой дождь, когда из-за него не видно ничего дальше носа, я видел впервые.
Я так не хотел уезжать. И мы не уехали. Наши люди утром пошли на море и вернулись радостные — вода теплая. Они купались под дождем в теплой воде и им очень понравилось. А вот меня взяли с собой в тот день только ближе к вечеру, когда показалось солнышко и снова стало тепло, а земля высохла. А я тоже хотел под дождем купаться, интересно, как это — пить воду с моря и одновременно с неба?

Уехали мы внезапно. Просто однажды вечером люди решили, что пора возвращаться, собрали вещи и загрузили машину. Но мне ничего не сказали, так что я спокойно залез с утра к себе в багажник и… все понял.
Машина ехала, а я смотрел как удаляется ярко-синяя полоска — такое далекое теперь море. И это было грустно. Одно утешало — мне обещали, что мы когда-нибудь снова поедем на море. Ведь море — это чудесно!

А вот и рецепт. Самые вкусные сырники:
Необходимо:
1) Творог, желательно домашний — 0,5 кг
2) Яйца — 2 штуки
3) Манная крупа — 4 больших столовых ложки
4) Щепотка соли
5) Сахар — 1-2 столовых ложки
6) Сметана — 3-4 больших столовых ложки
7) Мука 3-4 столовых ложки, можно поменьше
7) Сахарная пудра на посыпку для сладкоежек
8) Растительное или сливочное масло для обжарки
Приготовление:
Смешиваем творог, яйца, манную крупу, соль, сахар и сметану в одной миске. Добавляем муку, чем меньше — тем лучше. Как только сырники станут держать форму — муку можно перестать сыпать, если переборщить они будут жесткие. Смешивать все желательно блендером, если нет — хорошенько мешать венчиком или вилкой.
Руки смачиваем и влажными руками лепим сырнички. Обжариваем на среднем огне до румяной корочки. Масло на обжарку можно взять или растительное или сливочное.
Складываем в лоточек/миску/кастрюлю, накрываем полотенцем или крышкой, посыпаем каждый слой сахарной пудрой. Дать настояться 10 минут под крышкой в пудре и можно кушать.
Приятного аппетита!
P.S. На сырники для всей семьи ушло 20 минут.

Метки: , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)