Дарк и его находка

Звонок, раннее утро, я еще на работе. В трубку говорит мужчина, голос дрожит, объясняет, что я приезжала к их собаке несколько раз, они хотели бы, чтоб я приехала еще сегодня, как можно быстрее. Спрашиваю в чем дело, отвечает: подобрали щенка, спина вся в запекшейся крови, трогать сами не стали, боятся. Я быстро прикинула время в уме, сказала, что буду через час, щенка не кормить, от взрослой собаки убрать в другую комнату и ждать.
После смены полетела на вызов, рисуя в воображении самые страшные картины, но, как всегда, надеясь на лучшее. Приехала, быстро обнялась с любвеобильным кане-корсо Дарком, который выскочил встретить доктора и поцеловать слюнявой мордой в коленку. И в другую коленку. И в живот, пока мыла руки. И еще хотел, он парень ласковый, но его радость омрачила хозяйка, строго велев Дарку ступать на кухню и ждать там. Вы когда-нибудь видели обиженного кане-корсо? Да впринципе, любого обиженного молосса? Они в такие моменты выглядят как детки, у которых отобрали конфету. Сразу на морде вся печаль мира, голова опущена, брыльки подрагивают, в глазу слеза стоит. Но дело не терпело отлагательств и Дарка все-таки спровадили.
А в комнате меня встретил робкий комочек грязно-серого меха, выглянул из-за кресла и спрятался снова. Хозяин сидел на полу, недалеко от кресла, и сооружал нечто, вроде большого дивана — устилал коробку старым одеялом, а поверх — пеленками. Я полезла за кресло, но комочек блеснул на меня глазками и забился еще дальше. Я не сдавалась. В итоге кресло было немного сдвинуто, так как пришлось ползти за щенком до самой стены, но мы одержали победу и вытащили малыша из укрытия. Взяла в руки маленькое тельце, а он вздохнул судорожно и затрясся. Пока я ловила щенка, хозяйка подготовила стол у окна, лампу, постелила пеленки.
Я держала на руках совсем кроху, месяцев двух от роду. Спина действительно оказалась покрыта коркой спекшейся крови, грязная шерсть слиплась, под коркой хлюпал зловонный гной и наверняка было очень больно, но малыш сидел тихо, только дрожал, как осиновый лист. Хозяин только вздохнул: «Вот… Дарк на прогулке нашел с утра, в кустах у мусорных баков… бросить там не могли.»
Находка Дарка оказалась девочкой. Стараясь не зацикливаться на спине, которая уже могла и подождать, осмотрела ее, вычистила из ушей тонны грязи, взяла анализы на вирусные инфекции, померила температуру, заглянула в рот. Когда все необходимые манипуляции были выполнены, посадила хозяйку на диван, постелила на колени пеленку и попросила крепко, но без лишнего фанатизма, держать. А хозяина — принести тазик. И стала медленно, аккуратно отмачивать и выбривать кровавую корочку со спины, вместе с шерстью. Ювелирная работа на дрожащем маленьком тощем тельце. Вся процедура заняла примерно час, к моменту, когда последние куски слипшейся шерсти полетели в тазик, у меня отваливалась спина и гудели ноги. Выбрила остатки шерсти, вымыла гной и открыла глубокую резаную рану, ровной полосой проходящую вдоль позвоночника от лопаток до крупа. Почти вдоль всего тела. Уже несвежую, несколько дней прошло, и требующую глубокой обработки и ушивания. Еще час ушел на очищение раны от гноя и омертвевших тканей. Малышка сидела тихо, повернув голову насколько могла и настороженно следила за тем, что я делаю. Хозяин уже высказал все, что думает, о тех, кто мог такое сделать, и сидел мрачнее тучи. Хозяйка смотрела в окно, стараясь не расплакаться. А я в это время обезболивала, удаляла мертвые ткани, ушивала, где нужно. Получился неплохой, очень даже ровный шов. Только темно-серые пятна на светлой спине теперь располагались немного несимметрично и криво. Но мне уже не до красоты было, я еле-еле стянула остатки кожи на спине и радовалась уже такой малости.
Собирая сумку, предложила забрать щенка на сутки на передержку, пока анализы на вирусные инфекции готовятся, но люди решительно ответили, что теперь они ее от себя ни на шаг не отпустят. Старший пес привит, с ним она уже общалась, тем более — он нашел, значит пусть он и нянчится. С обработкой швов и уколами справятся сами, заверила хозяйка, наблюдая, как я одеваю на малышку кошачью попону «вверх ногами» — для защиты швов. Да, справятся, думала я, вспоминая как мы два месяца боролись за Дарка и все-таки победили.
— Как назовете? — уходя, спросила я.
Мужчина взглянул в окно, куда стучались капли дождя, зарядившего с утра и ответил:
— Райна.
***
Итог этой истории я наблюдала уже через пару месяцев. Приехала делать Райне первую вакцинацию, стояла во дворе и издалека наблюдала, как по траве носятся две тени — черный огромный Дарк и подросшая Райна, которая после мытья и ухода оделась в белую с серыми пятная шубку. Собаки увидели меня, Дарк полетел навстречу, предвкушая, как уронит на землю и будет вылизывать лицо, а Райна остановилась неподалеку и наблюдала, как я уворачиваюсь от пса. В глазах ее больше не было страха, только детский интерес. С удовольствием дала себя погладить, осмотреть ровный белый шрам, мало напоминавший жуткий красный рубец, с которого я снимала швы. И окрас получился занятный: если смотреть сверху, то возникает ощущение, что это две половины разных собак, сшитые в одну — где-то пятна резко обрывались, а где-то половинка большого пятна совмещалась с половинкой маленького пятна.
А в целом растет умная и красивая девочка.
Вот только одна проблема: встречает она меня теперь точно так же, как и Дарк. То есть — наповал.

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)