Боевой ангелочек

Молниеносный прыжок, резкая боль в руке и вот уже персиковая кошка сжалась на края стола, прижала уши и со злобным рычанием зло смотрит на меня. Знакомство не задалось. Я отпускаю взгляд на стол и вижу по пути отступления кошки три мелких резца. Укусила и пока отбегала выплюнула зубы. Замечательно. Перевожу взгляд на ошарашенных хозяев и максимально спокойно говорю:
— Не переживайте, их все-равно надо было удалять.
А сама думаю — у меня такого в практике ещё не было. Во мне зубы оставляли, а вот чтобы выплюнуть в полете после укуса… Не было.
Жаль, кошке и трёх лет ещё нет, а у нее уже запущенный гингивит, зубы разрушены и гниют, десны красные, воспалены и отечны, зловонный запах чувствуется за несколько метров. Зубы шатаются, еле держатся, осмотр и рентген дал неутешительные результаты: удалять всё, там кроме клыков сохранять нечего. Удалить сейчас, взять все необходимые анализы, чтобы понять что вызвало такую картину, заодно взять образец тканей с десен, назначить симптоматическую терапию, антибиотики. В моей голове уже сформировано несколько предположительных диагнозов, а окончательный уже после того как получу ответы от лаборатории.
Поймать агрессивную и трусливую кошку в небольшом приемном кабинете довольно сложно. Она не подпускала к себе, психовала, громила мне рабочее место, от хозяев помощи ноль — они стояли в уголке и боялись, так что за кошкой по столам и шкафам бегала ассистентка с полотенцем и я со шприцом. При этом кошка умудрялась на ходу опорожнять и мочевой пузырь и кишечник, буквально какашки в нас метала. В итоге мы все-таки загнали ее в угол, зажали, прикрыли полотенцем и я наконец-то сделала укол седативного препарата. Не этому нас в институтах учат, не этому. Вообще, если бы я с 3 курса не работала, я бы выпустилась с полной уверенностью, что животные спокойно стоят, не кусаются и не дерутся с врачом, рот сами открывают, попу под градусник подставляют и вообще сплошь лапочки. Фигушки! Частично «лапочек» на деле процентов 10 наберётся, все остальные категорически против осмотра, забора анализов и лечения.
— Мооооника, — приговаривала я, подступая к засыпающей кошке, — дай я тебя послушаю, а?
— Ррррррмррррррряяя, — злобно сквозь сон посылала меня по известному адресу Моника и выразительно выпускала коготки.
Хозяева все так же боялись в углу, поэтому я их отпустила бояться домой. До самого вечера. Несколько часов Монике придется провести в моей компании.
Дружбы у нас с персиковой красавицей не получилось. Совсем. Она пыталась продырявить меня любым способом до тех пор, пока окончательно не забылась искусственным сном в самом дальнем углу под шкафом. Только тогда я смогла перенести ее в операционную и поставить катетер чтобы уже нормально дать наркоз. Взяла все пробы для анализов, удалила все оставшиеся зубы, кроме клыков, причем зубы доставала практически пальцами, настолько они плохо держались в десне. Только клыки поражали стойкостью и целыми корнями. Обработала пораженные десны и дырки, оставшиеся от гнилых зубов. Промыла многочисленные свищи. Критически осмотрела итог и удовлетворенно кивнула: все.
Просыпалась Моника сложно. Тяжело, громко, металась по клетке, рычала, рвала пелёнку, дралась с воздухом, в общем — ловила явно агрессивные галлюцинации. Хорошо, что мы успели основную часть капельницы и все уколы сделать пока она спала, даже катетер сняли как только кошка стала просыпаться, понимая, что с бодрой и активной кошки мы его никогда не снимем — не даст. Как через несколько часов мы заманивали ее в переноску, чтобы отдать владельцам — отдельная невесёлая история с кровавыми боями и кошачьим матом на всю клинику. Но в итоге мы выдворили Монику домой. Хозяева утверждают что дома кошка — чистый ангел, вот пусть дома ее и лечат, таблетки назначу. Говорят, пьет таблетки, чуть ли не сама рот открывает. Верю, все бывает. Но на следующее утро все-равно позвонила, спросила как кошка после посещения клиники.
— О! — обрадовано сказала хозяйка, — она такая плюшка, вчера нас так напугала, но дома наша Моника снова стала ангелочком. Мы даже уже дали ей первые таблетки.
Я только покачала головой. Ангелочек. Руки отозвались пульсирующей болью на местах укусов.

Через две недели, когда пришли последние результаты исследований, я красиво вывела в карте Моники «Ds: лимфоцитарно-плазмоцитарный гингивит кошек». Аутоиммунное заболевание. Организм отверг свои же зубы. Жить будет. Без зубов, но хорошо и без боли.

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye:  :good:  :negative:  :scratch:  :wacko:  :yahoo:  B-)  :heart:  :rose:  :-)  :whistle:  :yes:  :cry:  :mail:  :-( 
:unsure:  ;-)